lika_michailova (lika_michailova) wrote,
lika_michailova
lika_michailova

Categories:

Родителей в отставку. 9


Ирина МЕДВЕДЕВА, Татьяна ШИШОВА

ЦАРСТВО СУДЕЙ

Жизнь по решению суда

В России, похоже, скоро введут («как во всем цивилизованном мире») ювенальную юстицию.

Закон о ювенальном суде пока окончательно не принят, но уже прошел полпути - два чтения в Думе. И кажется, что здесь плохого, если делами несовершеннолетних будут заниматься специальные судьи в отдельном здании? Между тем в материалах «для внутреннего пользования» не раз уже проскальзывала мысль, что закон о ювенальном суде - это тот стержень, на который будут впоследствии нанизываться остальные законы, касающиеся прав несовершеннолетних. И что без введения ювенального суда коренные реформы в этой области невозможны. Так что отдельными помещениями дело, по-видимому, не обойдется...

В современном контексте под правами ребенка понимается все что угодно (вплоть до права на выбор  сексуальной ориентации или на свой стиль жизни, в том числе связанный с употреблением наркотиков) - а именно такая трактовка этих прав заложена в основе принятой на Западе концепции ювенальной юстиции. Для многих ясно, что жертвами ювенальной юстиции станут у нас прежде всего культурные родители и неравнодушные педагоги, пытающиеся, при нынешнем разгуле вседозволенности, удерживать детей от соблазнов. Мы высказали предположение, что истцами, обращающимися в ювенальные суды, станут, в основном, избалованные, развинченные, демонстративные дети, а вовсе не истинные жертвы родителей- злодеев (которых, впрочем, вполне можно наказывать в рамках уже существующих законов). Однако самый, может быть, важный аспект мы все же упустили из виду.

«СНИЖЕНИЕ ВРЕДА»

И помогли нам заметить этот аспект ювенальной юстиции ее защитники. В одной из оживленных дискуссий они дали, по их выражению, «алгоритм» действия этой новой системы. Текст этот, как и все подобные «общечеловеческие» казенные бумаги, был безупречно гладкий, гуманистичный, акцентированный на интересах ребенка. Но вот цитата:

«Основой системы помощи детям группы риска вместо ведомственных структур становится судебное решение, содержащее индивидуальный план реабилитации конкретного ребенка» («Аналитическая записка о состоянии и проблемах законотворчества», см.: www.pprf.ru/img/uploaded/2005012010294872.doc).

Да... Похоже, реформа действительно коренная. Ведь в функцию судов, насколько мы понимаем, раньше входило определить степень виновности человека и в соответствии с ней назначить ту или иную меру наказания (или отпустить на свободу, если доказана невиновность). В гражданских же делах, связанных с детьми (развод и определение, с кем останется ребенок, лишение в исключительных случаях родительских прав, раздел жилплощади), опять-таки никакого плана реабилитации суд не назначал. Но это пока не было ювенальной юстиции.

Теперь же, утверждают ее сторонники, «нужна система обязательной, а не добровольной, как сейчас, психологической реабилитации» (см. «Информационную подборку к круглому столу по теме "Ювенальная юстиция в Российской Федерации: проблемы правового обеспечения"», Федеральное Собрание РФ, Парламентская библиотека, октябрь 2007 г., с. 70). И «ювенальные суды должны в полной мере брать на себя воспитательную функцию хотя бы потому, что другие суды с этой функцией пока не справляются».

Ну и что тут, казалось бы, такого? Разве детей группы риска не надо реабилитировать, то есть помогать им исправиться? И чем плохо, если план исправления будет составлен в суде?

А тем, что решение суда обязательно к исполнению, это вам не рекомендация врача, педагога или психолога. Конечно, бывают случаи, что решения суда не выполняются. Но это когда «хромает» механизм контроля за выполнением решений. Что же касается ювенальной юстиции, можете не сомневаться, - такой контроль будет налажен неплохо. Благо есть обширный международный опыт. Да и отечественный потихоньку уже накапливается в многочисленных пилотных регионах.

«Ну и что? - снова возразит кто-то. - Очень даже хорошо, что решение суда обязательно надо выполнять, больше будет порядка. А то развели тут анархию...» Но порядки бывают разные. И в современной западной реальности, откуда приходит к нам ювенальная система, реабилитация подростков группы риска строится на вполне определенных принципах. Широко используются, например, реабилитационно-профилактические программы «снижения вреда». А применительно к «тяжелой» наркомании суть этих программ состоит во внедрении заместительной терапии: заменой героина на наркотик метадон. Такая практика применяется на территории ряда европейских стран. В России же метадон запрещен (наши медики считают, что этот наркотик героинового ряда ничем не лучше героина), и активисты Всероссийской сети снижения вреда (ВССВ) пока что ограничиваются растлевающими молодежь акциями по раздаче шприцев на «полевых точках доверия».

А теперь еще одна цитата из вышеупомянутого «алгоритма»: «Каждое судебное решение дает возможность корректировать поведение и функции отдельных службы ведомств через механизм частных судебных определений». В переводе с юридического языка на обыденный это означает, что если, например, несовершеннолетнего наркомана решат «реабилитировать» по программе снижения вреда, то педагоги, работающие в центре реабилитации, не смогут отказаться и применить вместо нее программу, больше соответствующую их профессиональным и нравственным понятиям. Ведь что такое «частное определение»? Это указание суда по какому-то конкретному поводу. В разбираемом случае - по поводу того, как следует поступать с несовершеннолетним наркоманом.

И тогда уже бессмысленно будет созывать конференции и писать письма в роно, Минздрав или Госнаркоконтроль. Они не только не смогут повлиять на суд, но и в определенных случаях должны будут «скорректировать свое поведение и функции», подстраиваясь под судебный вердикт. Госнаркоконтроль, скажем, будет против программы снижения вреда (во многих регионах сейчас так оно и есть), а суд - за. И решение суда перевесит, получается, полномочия ведомства.

Или возьмем в качестве реабилитационного метода так называемое нейролингвистическое программирование (НЛП). Не все специалисты к этому методу относятся положительно; православные же психологи в массе своей и вовсе его отвергают, считая неприемлемым для себя манипулировать психикой пациента в обход его сознания и воли. Пока что психологи и социальные работники, занимающиеся коррекционной работой с детьми и подростками, вольны отказаться от этого или какого-то другого метода, вызывающего у них возражения. И никто их за это с работы не выгонит. Но если суд, разрабатывая конкретную программу реабилитации, найдет нужным применение НЛП, тут уже никуда не денешься. Или применяй, или увольняйся.

То же относится к психоанализу, который, напомним, склонен объяснять все беды и трагедии человека (в том числе социальные) нижепоясными проблемами, обусловленными «ранними сексуальными травмами», вина за нанесение которых, как правило, возлагается на родителей. Пока что этот метод не приобрел в нашей стране особой популярности - не побежали в 90-е годы обездоленные «совки» к психоаналитикам. Но поскольку один из главных постулатов «ювенальщиков» - «во всем виноваты родители», то психоанализ подходит тут просто идеально, тема родительской вины в нем разработана многопланово и в деталях. В Германии - по крайней мере, в 90-е годы, но думаем, и сейчас тоже - он насаждался прямо-таки железной рукой. Психологи, с которыми мы там контактировали, жаловались, что им не оставляют свободы выбора: страховая медицина оплачивает лишь коррекционную работу по психоаналитическим методикам или по методу игротерапии. Широко применяется психоанализ и в других странах. Почему же в России, пытающейся взять за основу западную модель ювенальной юстиции, должно быть иначе?

УЗАКОНЕННЫЙ КИДНЕПИНГ

Ювенальная юстиция оказывается на деле альтернативной властью над обществом. Это - следствие и показатель упадка цивилизации в той стадии, когда ее носители в массе своей принимают это как требование нового этапа развития. Я вижу опасность для нашей страны быть затянутой в ту воронку цивилизационного кризиса, которая стремительно расширяется последние тридцать лет в Европе и США. Институт ювенальной юстиции стал составной частью программы устойчивого развития, как и программа планирования семьи и так называемой «гуманной депопуляции». Все это яркие маркеры процесса расчеловечивания. А ведь полная замена морали правом уже привела Европу к отрицанию собственной исторической идентичности и чудовищной правовой коллизии: кто-то, используя права ребенка, может безнаказанно попирать права родителей, бабушек и дедушек, отнимая детей, отправляя их в приюты. Кто гарантирует, что детей там не запугивают, не совершают над ними насилия, кто гарантирует то, что там не работают педофилы? Никто. Органы ювенальной юстиции никому не подвластны. Теперь новые компрачикосы (компрачикосы - покупатели детей, действовавшие в Западной Европе до конца 18 в.), уродующие не тела, а души, могут получить узаконенную власть в нашей стране. Становится очевидным: узаконенный киднепинг - новый общественный феномен, а не отдельные досадные случайности. Назрела необходимость создания при Правительстве РФ Центра поддержки и защиты российских граждан - жертв ювенальной юстиции в России и за рубежом.

Каринэ Геворгян, политолог (из выступления на круглом столе в «Литературной газете» 22 октября 2008 г.)

Не позавидуешь и медикам, которым придется работать по указке ювенальных судов. Пробьют, например, в России применение риталина (возбуждающее средство, производящее фармакологические эффекты, подобные воздействию кокаина и амфетамина) или метадона - и будь любезен, применяй, забыв не только об индивидуальном врачебном искусстве, интуиции, но и о главной врачебной заповеди: «не навреди». Мало ли что риталин - препарат наркотический, после которого подростки обычно «пересаживаются» на героин? А в решении суда сказано - применить. Еще вопросы есть? Иди и выполняй. Так что ювенальная юстиция лишит врачей, как и психологов и педагогов, свободы неучастия во зле.

ЧУЖИЕ В ДОМЕ

Но не надо думать, что ювенальная юстиция создается только для малолетних наркоманов, хулиганов и преступников. Вернемся к той же «Аналитической записке»: «Ювенальный суд прежде всего рассматривает дела несовершеннолетних, находящихся в ситуации опасности, т. е. детей, еще не совершивших правонарушений. Таким образом реализуется профилактическая функция судебного решения». Кстати, в ситуации опасности, по отзывам некоторых специалистов, в России находятся практически все дети. И «ребенок в опасной ситуации» - это уже не просто фигура речи, но и юридическое понятие, включенное в российское законодательство. А поскольку от опасности надо спасать, то таким спасением и занимаются во всем мире ювенальные службы. Суммируя вышесказанное, нетрудно сделать вывод, что, когда ювенальная юстиция заработает (если мы это допустим) в России на полную мощь, ее представители получат беспрепятственный доступ в каждую российскую семью.

Пока что социальный работник не может прийти в любой дом, рыться в шкафах, заглядывать в холодильник, допрашивать детей: как к ним относятся родители, не нарушают ли их права. Такое возможно лишь в исключительных случаях - или когда дети живут в действительно неблагополучных семьях, или когда они уже состоят на учете в милиции. Но большинство семей не относятся ни к той, ни к другой категории. Взрослые члены этих семей расценили бы такой приход «спасателей» как грубейшее вторжение в частную жизнь и не пустили бы их на порог. И что самое важное - никто им пока за это ничего не сделает!

Но в «ювенальной» реальности все по-другому. На Западе вы не можете не пустить к себе работников служб, которые занимаются защитой детей. А если не пустите, вам же хуже. Они ведь не просто приходят с инспекцией, а составляют рапорт, от которого зависит судьба вашей семьи. Напишут, что все у вас хорошо, - ребенок останется с вами. Придерутся к чему-нибудь - и у ювенального суда появятся веские основания изъять ребенка из семьи. Ведь его необходимо защищать от опасности! Таким образом, твой дом - уже не твоя крепость. Отец с матерью уже не главные в своей семье, а главные - сотрудники ювенальных служб, которые лучше знают, как правильно воспитывать ребенка, чем его кормить, чему учить, как лечить и одевать.

И чтобы нас не обвинили в некомпетентности, сошлемся на заключение, составленное весьма компетентными юристами московской организации «Родительский комитет». Эти люди именно профессионально, пользуясь российским законодательством, противодействуют либеральным тенденциям, направленным на разрушение семьи. Вот выдержка из заключения: «В рамках проектов ювенальной юстиции родители превращаются из законных представителей, обладающих правом на преимущественное воспитание своих детей, в мишень для правовых органов и социальных служб. Не может не волновать каждого родителя то, что данными законопроектами ставится под угрозу независимость семьи, ее право самостоятельно решать вопросы семейной жизни, право родителей определять приоритеты воспитания и устройства семейной жизни, традиционные детско-родительские отношения, исходящие из подчинения младших старшим. Возможность неконтролируемого вмешательства разнообразных структур в дела семьи и ограничение естественного права родителей на воспитание ребенка в избранной ими системе ценностей ведут к размытию функций семьи, ее естественных прав на независимое и саморегулируемое устройство, нивелируют конституционные принципы, Закон о семье. ...Родители не только фактически устраняются отрешения вопросов защиты прав своих детей, но становятся предметом пристального контроля со стороны этих самых органов. В Интернете имеется примерный контракт одного муниципального образования с неправительственной организацией на продвижение ювенального проекта стоимостью более чем в миллион рублей. А ведь такие деньги надо освоить. Значит, нужны конкретные дети, подпадающие под орбиту ювенальной юстиции». (XVI Международные образовательные Рождественские чтения, М., 2008. Конференция «Родительское общественное движение: семья и образование», раздаточные материалы.)

При этом изъять ребенка из семьи при переходе на ювенальную юстицию будет гораздо проще, чем сейчас.

Пока что для этого нужны очень весомые аргументы, доказательства фактически преступного отношения родителей к детям. Но это только до тех пор, пока жив традиционный взгляд на семью. Пока общество и государство убеждены, что родную мать, даже не очень хорошую, никто не заменит. Что самые лучшие, самые богатые и образованные приемные родители не могут дать ребенку того, что дает ему кровная семья. И ее поэтому нужно сохранять до последнего.

Ювенальная же юстиция смотрит на эту проблему совершенно иначе. Кровное родство - ничто или почти ничто. Недаром словосочетание «родная мать» так назойливо заменяется вроде бы более современным, наукообразным, а по сути - оскорбительным термином «биологическая мать». Потеря же «биологической семьи» никакая не трагедия, неизбежно накладывающая отпечаток на всю последующую жизнь ребенка, а, наоборот, это защита ребенка, находящегося в опасной ситуации. И чем скорее его удастся защитить, тем лучше. А поскольку современные родители якобы ничего не умеют (тема их несостоятельности, некомпетентности педалируется вовсю), опасную для детей ситуацию «ювенальщик» волен усмотреть на каждом шагу. Идеология и практика применения ювенальных законов таковы, что позволяют весьма расширительно толковать понятия прав ребенка, физического и психического насилия, а также опасной ситуации. Слишком многое тут зависит от настроя, взглядов и произволения судьи и сотрудников социальных служб.

Мы хотим лишний раз подчеркнуть: корень этой коренной реформы в области защиты прав детей в том, что резко принижается, фактически обесценивается роль настоящих, кровных родителей. Ребенок искусственно вычленяется из семьи, наделяется приоритетными правами и противопоставляется родителям. Они же фактически лишаются права голоса и вынуждены подчиняться диктату всемогущих и всеведущих специалистов, которые не только не видят никакой особой разницы между родной семьей и приемной, а даже считают приемную семью предпочтительней, поскольку легко изымают детей из родной семьи и отдают в приемную или в приют.

Конечно, пока они еще не осмеливаются четко и определенно заявить об этом вслух. Могут, наоборот, уверять, что они всемерно стараются наладить, укрепить семейные отношения. Но реальность свидетельствует об обратном. Официальная причина, по которой у актрисы Натальи Захаровой отняли во Франции (где она жила, выйдя замуж за француза) трехлетнюю дочь, это «удушающая материнская любовь». Так было написано в решении суда.

Вдумайтесь в этот вердикт! Мать сочли недостойной воспитывать свою девочку, потому что она слишком сильно ее любила. Разве можно себе представить, что в системе, сохранившей нормальный, традиционный взгляд на роль матери в жизни ребенка, особенно такого крошечного, избыток материнской любви стал бы основанием для отнятия дочери? В ювенальной же Франции подобные случаи отнюдь не единичны.

Преступным в поведении Натальи Захаровой сочли и то, что она купила ребенку такую же кофточку, как себе. Сотрудники социальных служб обвинили ее в том, что она хочет подавить индивидуальность трехлетней Маши, сделать ее похожей на себя. У другой французской матери отняли сына за то, что она слишком долго, по мнению защитников прав несовершеннолетних, держала его без движения в прогулочной коляске. Она делала это, чтобы он не бегал по онкологической клинике, куда она приезжала вместе с ним навестить больную раком старшую дочку. Но ее  доводы не были приняты во внимание. Кстати, эту больную дочку тоже отняли - реализовав, вероятно, заодно таким образом «профилактическую функцию судебного решения».

А в Америке, где запрещено оставлять без присмотра детей до 12 лет, родителям предстоит серьезное разбирательство «за создание ситуации, опасной для жизни ребенка», если они отлучатся даже совсем ненадолго.

Список родительских «злодеяний» можно продолжать до бесконечности - основанием для отнятия ребенка может стать все что угодно, было бы желание ювенального суда. Например, в Австралии подросток решил отпраздновать свое пятнадцатилетие в «Макдональдсе», пригласив 30 человек гостей. Отец возразил, что это многовато, он такую сумму «не потянет». Мальчик пожаловался защитникам детских прав, и отец был поставлен перед выбором: либо он все-таки изыскивает деньги на детский банкет, либо ему придется распрощаться с сыном. Ребенок ведь не должен чувствовать себя хуже других! Если в их классе так принято отмечать день рождения, значит, отец своим отказом его психически травмирует.

Не спасают ни деньги, ни связи, ни известность. Американскую поп-звезду Бритни Спирс обвинили в том, что оба бассейна на ее вилле могут представлять опасность для ее детей, играющих неподалеку, поскольку не соответствуют предписанным законом требованиям. В результате она, не выдержав напора сотрудников калифорнийской Службы защиты детей, перебралась с детьми в гостиницу. Но детей у нее потом все равно отняли.

И еще один характерный аспект проблемы. Для нас, честно говоря, долго оставалось загадкой, почему западные родители не восстают против растления детей под видом sex-education. Неужели они и вправду, как уверяют нас сторонники сексуального просвещения детей, все поголовно «за»? Ситуацию прояснил случай с баварской школьницей. Родители-католики, узнав, что их пятнадцатилетней дочке Мелисе Бусекрос демонстрировали на соответствующем уроке фильм с половыми актами, перестали пускать девочку на уроки. Администрация школы, озабоченная тем, что нарушаются права ребенка на получение образования (и в том числе - информации о репродуктивном и сексуальном здоровье), обратилась в соответствующие инстанции. Девочку отвезли к психиатру. Он поставил диагноз «фобия школы», возникновение которой, естественно, бросало тень на родителей. Через некоторое время, поскольку девочка упорствовала в своем нежелании ходить в школу, ее изъяли из семьи и поместили в клинику для душевнобольных. Там девочка впала в депрессию, пыталась покончить с собой. Потом написала письмо в группу защиты прав ребенка, умоляя воссоединить ее с родителями. Но, как было сказано в публикациях на эту тему (см. сайты World Net Daily, «Седмицами» или «Православную газету для простых людей» № 2 - февраль 2007 г.), власти не спешат вернуть девочку в семью, мотивируя это заботой о состоянии ее здоровья. А годом ранее других немецких родителей и вовсе посадили в тюрьму за то, что их ребенок получал образование дома.

В Германии, где сексуальное просвещение школьников обязательно («идеал», которого пока не удается достичь у нас), образование на дому считается тяжким преступлением. Так что, похоже, единодушная, или почти единодушная, поддержка западными родителями детского «секспросвета» и прочих либерально толкуемых прав ребенка сродни тому, как при тоталитарных режимах народ всегда единодушно одобряет очередные решения очередных партсъездов. Не потому, что народ такой монолитный, а потому, что рыпаться опасно.

А у нас, кстати, статья 22 одного из вариантов законопроекта «Основы законодательства о ювенальной юстиции» предполагает привлечение в систему ювенальной юстиции специалистов, владеющих знаниями в области «планирования семьи» (то есть, в частности, - того же секспросвета несовершеннолетних). Недаром бывший исполнительный директор Российской ассоциации «Планирование семьи» (РАПС) И.И. Гребешева высоко оценила в своем официальном отзыве упомянутый законопроект.

ОБРАЗЫ НЕДАЛЕКОГО БУДУЩЕГО

Ну, а теперь давайте представим себе самую обыкновенную семью, каких в нашей стране огромное множество. Мать, отец, ребенок. Родители не наркоманы, не алкоголики - в общем, не маргиналы. А с другой стороны, и ригоризмом особым не отличаются - со школьным «секспросветом» не воюют и против увлечения детей компьютерными играми не возражают. При этом нельзя сказать, что они совсем не занимаются воспитанием; есть вещи, на которые они не собираются смотреть сквозь пальцы. Им хочется, чтобы ребенок хорошо учился, и не хочется, чтобы он прогуливал школу. Не хочется также, чтобы посылал их на три буквы, превращал свою комнату в хлев и на любую просьбу помочь по хозяйству отвечал: «А почему я?» Согласитесь, это очень скромные и очень естественные требования. Так сказать, минимальный стандарт.

«ВЫ ДУМАЕТЕ, ЧТО ЭТОТ РЕБЕНОК - ВАШ?»

Израиль. Суд. Судья называет фамилию и говорит: - Встаньте.

Встают мужчина и женщина. - У вас есть такой-то такой-то (фамилия, имя) сын? Женщина: - Да.

Судья: - Вы ставили его в угол такого-то числа? Мужчина: - Да. Судья: - А (иная дата)? Мужчина: -Да.

Судья: - Социальные работники заберут ребенка в надежное место.

Женщина: - Что значит «заберут»? Какое вы имеете право забирать нашего ребенка?

Судья, обращаясь по очереди к обоим: - Вы думаете, что этот ребенок - ваш? Нет! Думаете, ваш? Нет! Дети тут - дети страны.

http://www.cofe.ru/blagovest/ubb/noncgi/Forum1/HTML/000557.html

Теперь давайте представим себе такую, довольно распространенную, ситуацию. Сын, войдя в подростковый возраст, запускает учебу, может прогулять школу, хамит, огрызается. Просьб родителей выполнять не желает, зато часто и настойчиво требует денег. В какой-то момент, когда ситуация уже зашкаливает, они решают проявить твердость и говорят, что так дальше дело не пойдет. Подтянешь учебу - получишь денег на апгрейд компьютера. А принесешь еще одну двойку - даже не проси. И ни с какими друзьями ты никуда не пойдешь, пока не приберешься в комнате.

Сейчас этот, в общем-то заурядный, бытовой конфликт может разрешиться двояко. Либо взрослым удастся переломить ситуацию (для чего требуются выдержка, твердость и одновременно такт, умение пойти на разумный компромисс), либо они, спасовав перед истерическим напором, сдаются со всеми вытекающими из этого последствиями. Но решение принимают они. Даже если оно неправильное, оно все равно их собственное. Никто извне не диктует им, как жить, никто не посягает на их роль в семье и, соответственно, не навязывает им план воспитания ребенка. И если они обращаются за помощью к психологу или к психиатру, то делают это по своей доброй воле и могут советами специалиста пренебречь.

Как же будет развиваться этот популярный детско-родительский конфликт в условиях ювенальной юстиции? Парень жалуется в соответствующие органы, что его притесняют: заставляют убираться в комнате, не пускают гулять с друзьями да еще не дают карманных денег. Отца с матерью вызывают «куда следует» и популярно объясняют, что комната сына - его личная территория, где он волен устраивать то, что ему хочется. Может, беспорядок больше соответствует его индивидуальности и помогает самореализации?! И запрещать прогулки с друзьями нельзя - ребенок должен дышать свежим воздухом и не должен испытывать дефицита общения. Что же касается денег, то лишать ребенка средств на карманные расходы - значит, препятствовать его социализации. Причем деньги надо давать независимо ни от чего и не меньше, чем в среднем получают одноклассники, чтобы мальчик не чувствовал себя ущербным.

- Но ведь он нас не уважает, хамит, школу прогуливает, двоек нахватал! - пытаются оправдать свои воспитательные меры родители.

И слышат в ответ, что, во-первых, уважение следует заслужить. Они же, судя по всему, не сумели этого сделать. Во-вторых, надо учитывать особенности подростково-молодежной лексики. Тридцать лет назад матерные выражения считали чем-то ужасным, а сейчас критерии изменились. Насчет школы - да, тревога обоснованная. У нас обязательное среднее образование, поэтому с мальчиком будет проведена разъяснительная работа. Но добиваться хороших оценок, если сын их не получает, не только бессмысленно, но даже вредно. Завышенные требования травмируют психику и могут привести к школьному неврозу.

В общем, родители попадают под прицел ювенальных служб. Их предупреждают, что за семьей теперь будет вестись постоянная слежка (это неприятное слово, правда, заменяется более политкорректным «мониторингом»). И если сын будет и впредь недоволен своим положением в семье - их придется лишить родительских прав.

По меньшей мере озадаченные, а скорее подавленные родители возвращаются домой, обдумывая по дороге, что они скажут своему отпрыску. Но оказывается, ему в ювенальном суде уже все сказали. Они еще не успевают раскрыть рот, как слышат: «Ну что, съели?» И начинается новая жизнь.

Парень делает что хочет. Родители безропотно дают деньги. Прогулы школы, правда, продолжаются, но психолог (он же ювенолог) загадочно отвечает, что они над этим работают. И действительно - на зимние каникулы парня отправляют в подростково-молодежный лагерь для проблемных детей. Там у него появляются новые друзья, причем некоторые из них больше походят на «лиц, находящихся в конфликте с законом» (так теперь предлагают в духе политкорректности называть несовершеннолетних преступников). Но поговорить на эту тему с сыном родителям не удается, так как он всякий раз посылает их подальше, заявляя о своем праве дружить с кем хочет и размахивая перед их носом бумажкой, полученной в суде.

Через некоторое время родители обнаруживают у сына наркотики. Тут уж они дают волю гневу и идут в ювенальные службы требовать объяснений. Дескать, посмотрите, до чего вы довели мальчишку, связав нам руки! На это им холодно отвечают, что довели как раз они, родители - тем, что недолюбили ребенка. Выясняется, что ювеналы, «осуществляющие сопровождение» их сына, давно знают о потреблении им «психоактивных веществ (ПАВ) опийной

группы». Но родителям не сообщали об этом вполне сознательно, чтобы не обострять и без того конфликтные отношения в семье. Да и стоит ли так волноваться? Во-первых, у взрослых своя жизнь, а у ребенка своя. Он имеет право на свой опыт, на свои ошибки. Во-вторых, наркоад диктов сегодня немало, это один из популярных молодежных стилей жизни. Подрастет - образумится. А пока, если они настаивают на коррекционных мерах, мальчика можно включить в программу «снижения вреда».

История эта хоть и сконструирована нами, но в ней нет никаких элементов фантастики. Скорее, она созвучна направлению, которое принято называть «гиперреализмом». И на Западе все фрагменты нашей собирательной истории уже наличествуют.

Актриса Наталья Захарова в своих интервью говорит, что на тему незаконного изъятия детей из семьи и «беспредела» ювенальных судей во французской прессе негласно наложено вето. Григорий Пастернак свидетельствует нечто подобное о произволе, царящем в области защиты прав детей в Голландии: «Люди отчего-то очень злятся, когда спрашиваешь что-то на эту тему. Все стараются не обращать внимания на негативные стороны жизни. Это мне напомнило время, когда я искал редакцию газет, где могли бы о нашем деле напечатать. Ответ из большинства редакций был следующий: "Нам это неинтересно, мы печатаем только положительное"» (с. 166).


Tags: ювенальщина
Subscribe

  • DNS. «Стреляный воробей» .

    Юристы написали разом, то есть хором, более двадцати заявлений в полицию на продавцов питерского магазина DNS. А это штрафчик от 300 до 500…

  • Реальность или мираж...

    "Впереди нас ждет не Царство Божие, а тотальный мираж, который не отличить от реальности, потому что разум утратит само понятие о…

  • Ройте рвы для дождя

    Здесь очень интересный эксперимент с цыпленком и железным болваном-роботом МАМОЙ! И с 34-й минуты рассказ о смотре строя и песни в СССР на фоне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments