January 15th, 2011

Так называемые "благодетели человечества" могут помещать себе турец. посла туда где солнце не светит

кстати, турки некогда выгнали из Константинополя коренной народ (светловолосых и светлоглазых людей), и  теперь город называется Стамбул. страны Визнтии нет на карте, зато есть Турция. вот ткие наглые захватчики распростаняются по миру.

Die sogenannten "Gutmenschen" können sich den türkischen Botschafter dorthin stecken wo die Sonne nie scheint.....Van der Bellen ist echt Weltfremd...so wie das ganze andereGrüne Gesoc.s....Unglaublich!




Collapse )

гибель империи.1

 сегодня ехала на экскурсию, и думала, что слишком много милиции нас танциях в метро. не могла понять, почему они внимательно всматриваются именно в славян.
оказалось, сегодня 40 дней с гибели Егора Свиридова.

есть замечательный фильм "Гибель империи. Византийский урок". это о нас. там наглядно доходчиво показано, как страну продало своё правительство с олигархами.

 
Правовое государство, которое так привычно для нас сегодня, сформированное на основе римского права, было создано именно здесь, в Византии, 1500 лет назад. Юридическая система, являющаяся базовой основой для всех типов законов в большинстве современных государств, – это колоссальное творение византийской юриспруденции эпохи императора Юстиниана.

Система школьного и высшего образования  впервые в мире возникла в Византии, именно здесь в V веке появился первый университет.

В Византии была создана самая стабильная в истории человечества финансовая система, просуществовавшая практически в неизменном виде более 1000 лет. Современная дипломатия с ее базовыми принципами, правилами, этикетом создавалась и оттачивалась здесь, в Византии. Инженерное искусство и архитектура Византии не имели себе равных, да и сегодня шедевры византийских мастеров, такие как купол Святой Софии, поражают совершенством технического исполнения.

Ни одна другая империя в истории человечества не прожила столь долго как Византия. Она просуществовала 1123 года.

Для сравнения: великий Рим рухнул через 800 лет, Османский султанат распался через 500 лет, китайская империя Цин – через 300, Российская империя просуществовала 200 лет, Британская – 150, Австро-Венгерская – около 100 лет.

текст из фильма. Ведущий — архимандрит Ти­хон (Шевкунов) — от первого лица даёт свою версию краха Византийской империи. Съёмки производились в современных Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве.

гибель империи. 2.


На территории Византии в период расцвета проживала шестая часть населения земли. Империя простиралась от Гибралтара до Евфрата и Аравии. В нее входили территории современных Греции и Турции, Израиля и Египта, Болгарии, Сербии и Албании, Туниса, Алжира и Марокко, часть Италии, Испания и Португалия. В Византии было около 1000 городов – почти столько же, сколько в современной России.

В эпоху своего расцвета в VI в. Восточная Римская империя (Византия) занимала территорию более 3 млн кв. км, раскинувшись на трех континентах. Территория, на которой находятся более десятка современных государств, отличалась разнообразием ландшафтов, имела богатые природные ресурсы и была плотно заселена. Здесь проживала 1/6 часть населения всего земного шара (более 30 млн человек), насчитывалось более 1000 городов. Для сравнения: в Российской Федерации в 2002 г. насчитывалось 1098 городов.

 
Баснословные богатства, красота и изысканность столицы империи – Константинополя буквально потрясали европейские народы, находившиеся в период расцвета Византии в состоянии глубокого варварства.

В то время, когда короли франков из династии Меровингов ходили еще в домотканых рубахах и ездили на деревянных телегах, запряженных парой волов, византийский император под величественные звуки органа представал перед иностранными послами в тронном зале блестящего великолепием и изяществом дворца, самого большого из известных нам за всю мировую историю. Его территория примерно в десять раз превосходила размеры Московского Кремля.

В крупнейших западноевропейских городах раннего средневековья жило не более 20–30 тыс. человек; лишь в XIV в. население Парижа, Венеции, Флоренции и Генуи приблизилось к 100 тыс. (см., напр.: Самаркин В.В. Историческая география Западной Европы в средние века. М., 1976). В то же время в Константинополе в V–VI вв. проживало от 500 тыс. до 1 млн человек, в VIII–XIV вв. – до 400 тыс., в Фессалониках – от 50 до 200 тыс., многие города Византии насчитывали более 10 тыс. жителей.

Можно себе представить, да и история говорит нам о том же, что грубые и невежественные скандинавы, германцы, франки, англосаксы, для которых основным способом существования был в те времена примитивный разбой, попадая из какого-нибудь Парижа или Лондона с населением в десятки тысяч человек в миллионный мегаполис, в город просвещенных горожан, ученых, блистательно одетой молодежи, толпящейся у императорского университета, только и мечтали об одном: захватить и ограбить, ограбить и захватить.

Современный французский историк Жак Ле Гофф замечает, что в штурме Константинополя «латиняне наконец-то утолили зависть и ненависть к византийцам».

Кстати, когда это им впервые удалось и войска европейцев, которые называли себя крестоносцами, в 1204 году вместо того, чтобы освобождать Святую Землю, вероломно ворвались в Константинополь и захватили этот самый прекрасный в мире город, они нескончаемым потоком 50 лет вывозили сокровища Византии. Только драгоценной монеты было вывезено сотни тонн, и это притом, что годовой бюджет самых богатых стран Европы составлял тогда не более 2 тонн золота.

текст из фильма. Ведущий — архимандрит Ти­хон (Шевкунов) — от первого лица даёт свою версию краха Византийской империи. Съёмки производились в современных Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве.

гибель империи. 3.

 
Венеция. Собор святого Марка. Все колонны, мрамор, драгоценное внутреннее убранство были похищены именно тогда. Кстати, вот те самые кони имперской квадриги, украденные крестоносцами из Константинополя.

Были вывезены бесценные святыни и произведения искусства, но еще больше варвары из Брюсселя, Лондона, Нюрнберга, Парижа попросту уничтожили – переплавили на монету или выбросили как хлам. И по сей день музеи Европы ломятся от награбленных византийских сокровищ. Но будем учитывать, что уцелевшее – это лишь самая небольшая часть.

«В те три дня, когда рядовым крестоносцам было позволено грабить Константинополь, погибло огромное количество произведений искусства, были разорены библиотеки, уничтожались рукописи. Святая София была безжалостно разграблена. Современник событий Жоффруа Виллардуэн заметил: «Со времени сотворения мира никогда не было в одном городе захвачено столько добычи». Новгородская летопись останавливается особенно на описании ограбления церквей и монастырей. Упоминание о разгроме 1204 г. нашло свое место и в русских хронографах. Награбленная добыча была собрана и поделена между латинянами – светскими и духовными. После этого похода вся Западная Европа обогатилась вывезенными константинопольскими сокровищами, редкий западноевропейский храм не получил чего-либо из «священных останков» Константинополя. Большая часть этих реликвий, оказавшаяся в монастырях Франции, погибла во время Великой французской революции. Четыре бронзовых коня античной работы, служивших одним из лучших украшений константинопольского ипподрома, были увезены дожем Дандоло в Венецию, где они до сих пор украшают портал собора святого Марка» (см.: Васильев А.А. История Византии).

Именно несметными богатствами Константинополя был выкормлен монстр ростовщической банковской системы современного мира. Этот небольшой теперь город в Италии – Венеция – был Нью-Йорком XIII века. Здесь тогда вершились финансовые судьбы народов. Поначалу большая часть награбленного спешно свозилась морским путем в Венецию и Ломбардию (тогда отсюда и пошло слово «ломбард»). Как грибы после дождя стали появляться первые европейские банки. Менее пронырливые, чем тогдашние венецианцы, – немцы, голландцы и англичане подключились чуть позже; ими на хлынувшие в Европу византийские деньги и сокровища начал создаваться тот самый знаменитый капитализм с его неуемной жаждой наживы, которая, по сути, является генетическим продолжением азарта военного грабежа. В результате спекуляции константинопольскими реликвиями образовались первые крупные еврейские капиталы.

В XII в. византийская торговля быстро попадает в руки иностранцев – сначала венецианцев, а затем пизанцев, ломбардцев и других итальянцев. Италия богатеет как на дрожжах. Именно в это время в Венеции начата перестройка собора святого Марка, а в Пизе появляется величественный храмовый комплекс со знаменитой падающей башней. Но все же Византия оставались необычайно богатой: по свидетельству еврейского купца Вениамина Тудельского, константинопольская таможня ежедневно собирала пошлин на 20 тыс. золотых монет (то есть в год более 7 млн монет – около 33 т золота или 400 т серебра). Даже после 1204 г., когда торговые потоки окончательно ушли в руки западных купцов, доход самого богатого европейского государства того времени – Венецианской республики – не мог идти в сравнение с Византией эпохи расцвета: в 1400 г. годовой бюджет Венеции составлял около 1,6 млн дукатов (5,4 т золота). Огромные финансовые средства, вывезенные крестоносцами, вскоре осели в руках частных лиц – банкиров и ростовщиков, которыми до XIII в. в основном были евреи. Позже окрепшие венецианские и другие итальянские финансисты вступили с ними в жестокую конкуренцию. В 1215 г. на IV Латеранском Соборе в Риме был принят ряд мер против евреев, в частности против еврейских ростовщиков. Кстати, тогда же появилась и пресловутая инквизиция.


текст из фильма. Ведущий — архимандрит Ти­хон (Шевкунов) — от первого лица даёт свою версию краха Византийской империи. Съёмки производились в современных Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве.

гибель Византии. 4


Невиданный поток свободных денег вызвал бурный рост западноевропейских городов, стал решающим толчком развития ремесел, наук, искусств. Запад варварский стал Западом цивилизованным лишь после того, как захватил, разграбил, разрушил и поглотил в себя Византийскую империю.

В XI в. Западная Европа была еще погружена в глубины «темных веков». Первые признаки подъема здесь появились в XII в., когда итальянские, а за ними и прочие купцы «присосались» к богатствам Византии и Ближнего Востока. В 1204 г. европейцы получили из разграбленной Византии невиданную, колоссальную «инвестицию», вызвавшую бум городской цивилизации. Так, в Германии в 1125 г. было всего 150 городов, а через 300 лет – уже около 3000. Но что это были за города? Крупнейшие из них насчитывали 20–30 тыс. жителей, большинство же не дотягивало до 10 тыс. Только после 1500 г., когда Византия уже сошла с исторической сцены, западноевропейские столицы – Париж, Венеция, Лондон, Неаполь – преодолели 100-тысячный рубеж. А полумиллионный Константинополь еще пару столетий не знал себе равных в Европе.

 

Наши предки тоже, признаться, не отличавшиеся в то время изысканным воспитанием, неоднократно поддавались варварскому соблазну поживиться за счет несметных богатств Царьграда. Но к чести их, да и к нашему счастью, жажда воинской наживы не затмила для них главное: русские поняли, в чем заключается самое великое сокровище Византии! Это было не золото, не драгоценные камни, даже не искусство и науки. Главным сокровищем Византии был Бог. И, объехав все известные в то время страны мира, послы князя Владимира именно здесь поняли, что существует реальное общение Бога и человека, что для нас возможна живая связь с иным миром. «Не знаем, где находились мы, на небе или на земле», – говорили наши потрясенные предки о своем присутствии на Божественной литургии в главном храме империи, соборе Святой Софии. Они поняли, какое богатство можно получить в Византии. И на это сокровище наши великие предки создали не банки, не капитал и даже не музеи и ломбарды. Они создали Русь, Россию, духовную преемницу Византии.

 
Так почему же стало возможным, что эта величайшая в мировой истории и необычайно жизнеспособное государство с какого-то момента стремительно стало утрачивать жизненные силы? Самое интересное, что проблемы, с которыми столкнулась Византия в период своего упадка – внешняя агрессия, природные стихии, экономический и политический кризисы – были совсем не новые для этого более чем тысячелетнего государства с испытанным механизмом выхода из самых опасных ситуаций. Подобные испытания страна не раз успешно преодолевала.

Да, было множество завистливых врагов и на востоке и на западе, были землетрясения, была чума, но не они победили Византию. Все проблемы были бы преодолены, если бы византийцы смогли победить самих себя.

текст из фильма. Ведущий — архимандрит Ти­хон (Шевкунов) — от первого лица даёт свою версию краха Византийской империи. Съёмки производились в современных Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве.

гибель империи.5.



мы будем говорить именно о том внутреннем враге, который появился в духовных недрах византийского общества и сокрушил дух великого народа, сделав его беззащитной жертвой тех вызовов истории, на которые Византия уже не смогла ответить.

 
Сегодня мы привыкли считать основой благосостояния общества его экономику. Хотя слово «экономика» да и сама экономическая наука византийского происхождения, сами византийцы никогда не уделяли ей первостепенного внимания. За свою историю византийская финансово-экономческая система пережила несколько тяжелых кризисов, но эффективное производство и сельское хозяйство в целом позволяли выправлять ситуацию. Достаточно сказать, что в течение тысячи лет вся международная торговля была основана на золотой византийской монете.

Проблемой, которую Византия не смогла решить и которая, в конце концов, погубила ее экономику, стала утрата государственного контроля над финансами, грандиозный неконтролируемый процесс оттока капитала на Запад в развивающуюся Европу. Государство выпустило из своих рук рычаги контроля над торговлей и промышленностью и, в конце концов, отдало свои основные торговые и экономические ресурсы иностранным предпринимателям.

Произошло это так. Одним из главных финансовых ресурсов страны была не нефть, как сейчас, и не газ, а таможенные поступления от грандиозной международной торговли на Босфоре и Дарданеллах. Византийцы, которые ранее всегда принципиально полагались только на свои силы в управлении страной и в хозяйственных вопросах, вдруг стали бурно обсуждать, а потом и решили, что международную торговлю разумнее предоставить зарубежным «друзьям», более предприимчивым и готовым взять на себя все расходы по созданию сложных транспортных потоков, вооруженной охране торговых путей, строительству новых портов, интенсификации и развитию коммерческой деятельности. Были призваны западные специалисты из Венеции и Генуи, за несколько столетий выросшие на византийской торговле, и им была разрешена беспошлинная торговля и поручена охрана морских коммуникаций на территории империи.

Запад всеми правдами и неправдами стал вовлекать Византию в зарождающийся тогда прообраз всеевропейской торговой организации и, воспользовавшись одним из сложных периодов в жизни империи, добился своего: император Алексий Комнин на самых невыгодных для страны условиях подписал международный торговый договор, названный «Золотая булла». На поверку этот договор оказался кабальным и выгодным только Западу.


«Золотая булла» (греч. «хрисовул», императорский указ с золотой печатью) – традиционное название договора с Венецией, подписанного в 1082 г. императором Алексеем I Комнином (1081–1118). Едва придя к власти, Алексей столкнулся с интервенцией итальянских норманнов, ставивших себе целью захват Константинополя, и решил призвал на помощь венецианский флот. Согласно договору венецианцы, «возлюбленнейшие друзья» империи, в обмен на военную помощь получали беспрецедентное право беспошлинной торговли на всей территории Византии. Венецианским купцам были открыты бесчисленные морские стоянки, склады и свободные от налогообложения зоны. Щедрые субсидии получали дож и патриарх Венеции. В Константинополе венецианцам был отдан целый квартал с лавками, мастерскими и тремя гаванями. Таможенным и финансовым чинам было запрещено досматривать их товары и брать с них пошлину, нарушитель подвергался крупному штрафу и в четырехкратном размере возмещал ущерб. В победе над норманнами венецианская помощь не сыграла решающего значения, зато в дальнейшем, при попытках императоров аннулировать их привилегии, венецианцы сами начинали войну с Византией. Пытаясь найти союзников против Венеции, Комнины не нашли ничего лучшего, как снова опереться на помощь Запада и даровать аналогичные привилегии купцам из Генуи и Пизы. В результате доходы от грандиозной транзитной торговли на Босфоре окончательно переместились из Константинополя в Италию. Через несколько лет безраздельное господство латинян вызвало вспышку жестокого насилия со стороны ограбленных византийцев: в 1181 г. произошла резня иностранцев в Константинополе. На волне народного движения к власти пришел Андроник Комнин. Он попытался приструнить прогнившую элиту и выдворил западных купцов, но сразу же столкнулся с военной интервенцией. Когда итальянские норманны, овладев Фессалониками, приближались к Константинополю, Андроник был свергнут и убит. Его преемник возобновил дружбу с венецианцами и начал выплачивать компенсацию за причиненный ущерб. А в 1203 г. венецианцы привезли под стены Константинополя нанятых ими крестоносцев.

текст из фильма. Ведущий — архимандрит Ти­хон (Шевкунов) — от первого лица даёт свою версию краха Византийской империи. Съёмки производились в современных Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве.


гибель Византии. 6.


До поры до времени все были довольны: оживилась торговля, в городских лавках и магазинах появилось невиданное прежде изобилие европейских и азиатских товаров… Но все это не далось даром: за считанные десятилетия отечественное производство и сельское хозяйство деградировали стремительными темпами.
 
Роковая роль беспрецедентных привилегий, предоставленных Венеции в «Золотой булле» Алексея Комнина, общепризнанна в мировом византиноведении. Приведем слова крупнейшего французского византиниста Поля Лемерля: «В итоге венецианские купцы оказались в империи в более благоприятных условиях, чем византийские. Это было событие огромного значения. Оно означало для Византии отказ от огромных преимуществ, которыми она пользовалась, будучи посредником между Востоком и Западом, что, собственно, и обусловило ее экономическое могущество. С тех пор Венеция превратилась в государство, поставившее свои морские силы на службу коммерческим интересам. Удивительно сочетая цинизм, ловкость и последовательную политику, оно без зазрения совести в течение нескольких веков успешно проводило политику экономического империализма. Документ 1082 г. – это своего рода первопричина четвертого крестового похода». Для нас важно, что «деловое сотрудничество» даже с самыми близкими друзьями (каковыми византийцы считали в XI в. венецианцев) в определенных условиях может перерасти в настоящий грабеж. Трагедия Византии заключалась в том, что экономика, оказавшись тесно увязанной с политикой, была принесена в жертву последней. Предприимчивые «западные друзья» обрели себе покровителей среди византийской знати, а недовольство торгового и ремесленного люда никого не интересовало, пока дело не дошло до народных волнений и резни иностранцев. Вскоре затем последовал 1204 год. Вместо взаимовыгодного сотрудничества Византия и Запад пришли к непримиримой вражде.

Разорились или попали в зависимость от иностранцев все византийские предприниматели. Когда всерьез спохватились, оказалось уже поздно. Был аннулирован договор «Золотая булла», и император Андроник попытался вернуть стране текущие потоками за границу доходы. Он конфисковал все до одного иностранные коммерческие предприятия, высасывающие последние ресурсы из экономики государства. Это не прошло даром ни ему, ни империи. Его зверски убили, а Венецианская республика, ставшая к тому времени крупнейшей финансовой олигархией, наняла целый крестовый поход и вместо Святой Земли направила его на грабеж Константинополя. Византийцы, которые до этого воспринимали крестоносцев, в общем-то, как братьев по вере и военных союзников, были настолько не подготовлены к такому коварнейшему удару, что не организовали должного сопротивления. В 1204 году французский, германский и итальянский контингенты западных союзников осадили Константинополь и захватили его. Город был безжалостно разграблен и сожжен.

 

 Взятие Константинополя участниками IV крестового похода стало переломным событием в истории Византийской империи. Запад в лице многих своих представителей, таких как Фридрих Барбаросса, Боэмунд Тарентский и им подобных, уже давно искал повод для захвата богатых византийских городов и земель. IV крестовый поход был организован по инициативе папы Иннокентия III в 1199 г. и первоначально направлялся против наследников султана Саладина, в 1187 г. захватившего Иерусалим. В 1201 г. вожди крестоносцев договорились с венецианцами о перевозке рыцарей в Египет или Сирию за 85 тыс. марок серебра. В августе того же года умер предводитель похода Тибо Шампанский и на его место был избран Бонифаций Монферратский, тесно связанный с «латинской партией» в Византии. Вскоре из Константинополя при помощи итальянцев бежал юный Алексей, сын императора Исаака II Ангела, свергнутого в 1195 г. своим братом Алексеем III. В ходе переговоров с участием папы Бонифация, немецкого короля Филиппа и венецианского дожа Энрика Дандоло было решено изменить маршрут похода и двинуть рыцарей на Константинополь под предлогом восстановления прав свергнутого императора. В благодарность Алексей обязывался подчинить Византию папе и выплатить 200 тыс. марок серебра. По пути в ноябре 1202 г. венецианцы с крестоносцами захватили г. Задар, принадлежавший венгерскому королю, участнику того же самого крестового похода. В наказание папа наложил на разбойников интердикт. Перезимовав в Задаре и едва не перебив друг друга из-за вспыхнувшей ссоры, венецианцы и крестоносцы вместе с присоединившимся к ним Алексеем направились в Константинополь. Не подозревавшим об интриге простым рыцарям объяснили, что это нужно, «чтобы пополнить запасы в богатой Греческой земле». В конце июня 1203 г. флот крестоносцев появился под стенами Константинополя, а 18 июля Алексей III, прихватив казну, бежал из столицы. Водворив на престоле Исаака II с сыном Алексеем IV, крестоносцы предъявили им счет. Но казна была пуста, а провинции не признали переворот и отказались платить налоги. Осенью, собрав все имевшиеся средства и переплавив на монету церковную утварь, императоры смогли заплатить половину долга – 100 тыс. марок. Бонифаций и Дандоло решили ждать остальных денег. В январе 1204 г. в Константинополе вспыхнуло восстание. Исаак II умер, Алексей IV был схвачен и казнен. Новый император Алексей V объявил войну крестоносцам. 31 марта вожди похода составили договор о разделе империи, а 1 апреля приступили к осаде Константинополя. После неудачного штурма 9 апреля возник пожар, уничтоживший две трети города. 12 апреля французы с венецианских кораблей ворвались на стены, защищавшие город со стороны моря, население охватила паника, император бежал. Итальянцы, французы, бельгийцы и немцы разграбили Константинополь.

При этом венецианцы – оплот тогдашнего свободного предпринимательства – объявили на весь западный мир, что восстанавливают попранную законность, права свободного международного рынка, а главное – борются с режимом, отрицающим общеевропейские ценности. Именно с этого момента на Западе стал создаваться образ Византии как еретической «империи зла».

В дальнейшем этот образ всегда, когда требовалось, извлекался из идеологических арсеналов. Хотя через 50 лет Константинополь был освобожден от крестоносцев, Византия больше никогда не смогла оправиться от этого удара. А иностранные торговцы навсегда остались полными хозяевами и в экономике, и на византийском рынке.

текст из фильма. Ведущий — архимандрит Ти­хон (Шевкунов) — от первого лица даёт свою версию краха Византийской империи. Съёмки производились в современных Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве.

гибель империи.7


Другой неразрешенной проблемой Византии стала коррупция и олигархия. Борьба с ними велась постоянно и долгое время была эффективна. Зарвавшихся чиновников и финансовых махинаторов подвергали наказаниям и ссылкам, их имущество полностью конфисковывалось в казну. Но, в конце концов, у власти не хватило решимости и сил последовательно пресекать это зло. Олигархи обзавелись целыми армиями под видом слуг и подразделений охраны и ввергли государство в пучину гражданских войн.

 В самом конце XII в. начальник константинопольской тюрьмы Лагос по ночам выпускал на свободу наиболее дерзких воров «на промысел», а те, возвращаясь утром, делились с ним добычей. Состоятельных граждан он бросал в темницу и занимался вымогательствами. Накануне нападения крестоносцев начальники императорского флота мегадука Михаил Стрифн по кличке «толстопузый», женатый на сестры императрицы Евфросинии, и друнгарий Иоанн Стирион (бывший пират) приторговывали имуществом из арсеналов военно-морского ведомства. В ход шли якоря, корабельные скрепы, паруса, канаты, гвозди, весла. В результате против крестоносной флотилии империя смогла выставить лишь десяток прогнивших и изъеденных червями суденышек…

 
Откуда в Византии вообще взялась олигархия и почему она стала неуправляема?

Олигáрхия (от греч. «власть немногих») – это немногочисленная (греч. «олигой») группа лиц, обладающих властью («архэ»). Аристотель так назвал один из типов государственного устройства. В наше время термин получил иное наполнение. Говорят о «финансовой олигархии» – узкой прослойке богатых людей, формально властью не обладающих, но фактически претендующих на контроль за политической жизнью. Конечно, империя не была олигархией в аристотелевском смысле. По политическому устройству типичной олигархией была Венецианская республика. Но в Византии существовали олигархи иного рода. В ходе усиливавшейся социальной дифференциации появилась и усилилась немногочисленная, но очень влиятельная группа богатых и влиятельных людей (иногда семей), стремившихся заполучить контроль над государством. В отличие от западной аристократии, чья власть была основана на феодальном праве, знатные византийцы (источники именуют их «динатами» – «сильными») не имели особых правовых привилегий. Источником их влияния было даже не богатство, а близость к трону: именно благодаря открывавшимся в этой сфере возможностям приходило к ним движимое и недвижимое имущество. В Византии господствовала частная собственность, но при этом существовало сильное государство. Проследить, где кончаются государственные и начинаются личные интересы того или иного министра и чиновника, было не под силу даже самой суровой инспекции. Время от времени императоры перетряхивали госаппарат, подвергая особо зарвавшихся сановников ссылкам и конфискациям. Но в XI в. процесс социального расслоения стал неуправляем. Население, составлявшее основу армии и налоговой системы, нищало, а «сильные» богатели и все настойчивей защищали свои интересы. Ослабевшее в период династических смут государство стало игрушкой в руках соперничавших группировок – столичной бюрократии и военных. Во взаимной борьбе они подорвали устои государства, и империя покатилась в пропасть.

После смерти Василия II бесконтрольное усиление влиятельных и богатых семейств, тесно связанных с государственным аппаратом, привело к фактической олигархизации страны. Борьба кланов за влияние и доступ к выгодным должностям привела к ослаблению центральной власти, обнищанию крестьянства, развалу армии и экономическому кризису.

текст из фильма. Ведущий — архимандрит Ти­хон (Шевкунов) — от первого лица даёт свою версию краха Византийской империи. Съёмки производились в современных Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве.

гибель империи. 8.


Византия всегда была жестко централизованным бюрократическим государством, и это было отнюдь не ее слабостью, а напротив, ее исторической силой. Любые попытки срастания власти и частных интересов всегда пресекались здесь жестко и решительно. Но в один из моментов, в период политических и административных реформ, возник соблазн заменить старую и кажущуюся неповоротливой бюрократическую машину на более эффективную и гибкую, в которой роль государства была бы ограничена и сведена к надзору над формальной законностью. Короче говоря, государство ради благих целей, фактически добровольно, отказалось от части своих стратегических монопольных функций и передала их в руки некого узкого круга семейств.

Эта вскормленная государством новая аристократия недолго находилась под контролем бюрократического аппарата, как это задумывалось. Противостояние шло с переменным успехом и кончилось тяжелейшим политическим кризисом, выбраться из которого пришлось ценой необратимых уступок иностранцам. Что за этим последовало, мы уже знаем. Олигархическое же разложение государства продолжалось до самого завоевания турками Константинополя.

Кстати, во время этой последней турецкой осады олигархи не только не дали ни монеты на оборону города, но и расхитили те скудные средства, которые еще оставались в казне. Захватив Константинополь, молодой султан Мехмед, потрясенный богатствами некоторых горожан и в то же время полным отсутствием средств у защитников города, призвал к себе самых богатых граждан и задал им простой вопрос: почему они не дали деньги на защиту города от неприятеля? «Мы берегли эти средства для твоего султанского величества», – льстиво ответили те. Мехмед тут же приказал предать их всех самой жестокой казни: им отрубили головы, а тела бросили собакам. Те же из олигархов, которые бежали на Запад, надеясь там укрыть свои капиталы, были нещадно обобраны западными друзьями и закончили жизнь в нищете.

Огромной проблемой Византийского государства в период упадка стала частая смена направлений политики, то, что называется отсутствием стабильности и преемственности государственной власти. Со сменой императора нередко кардинально менялась направление жизни империи. Это крайне ослабляло всю страну и жестоко выматывало народ.


текст из фильма. Ведущий — архимандрит Ти­хон (Шевкунов) — от первого лица даёт свою версию краха Византийской империи. Съёмки производились в современных Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве.