lika_michailova (lika_michailova) wrote,
lika_michailova
lika_michailova

"сан.-защитная зона - 100 метров от границ предприятий во всех направлениях"

Оригинал взят у 1953yans в «Я такого не видел нигде, кроме как в Чернобыле»

Я хочу рассказать о беспрецедентном судебном процессе, затягивание которого таит в себе прямую и реальную угрозу  жизни и здоровью тысяч людей в результате возможного радиоактивного заражения. Маленький Чернобыль  в городе Подольске, практически в границах Москвы.

Вскоре после войны в Подольске было создано  предприятие атомной промышленности, которое в силу своей секретности называлось очень кратко «п/я 12». В начале 90-х годов безымянный почтовый ящик разделился на несколько предприятий.  Главные из них – ФГУП «НИИ НПО «ЛУЧ» и ОАО «Опытный завод «Луч».  Первый «луч» - государственная  ядерная структура, второй «луч» - частная. Второй «луч» занимался исключительно «мирным» бизнесом, не имеющим никакого отношения к атомной промышленности.  Но среди приватизированного имущества  было несколько зданий, в которых  радиационный фон превышал норму.

В  начале 90-х годов в части зданий и помещений, переданных «Опытному заводу «Луч», была    проведена дезактивация. Но не до конца. Как всегда,  закончились деньги. И все последующие обращения руководства завода  по этому вопросу оказались безрезультатны.  

Радиоактивное здание, корпус № 5 было законсервировано до лучших времен. Прошло 18 лет.  Лучшие времена так и не наступили. А здание потихонечку ветшает.

В сентябре 2011 года  руководство ФГУП «НИИ НПО «ЛУЧ» перекрыло «кислород»  всем коммерческим структурам, работавшим на территории зоны. Повод – на территории располагаются  ядерные объекты.  Странно, что 18 лет все предприятия мирно уживались.

В результате  фактически был уничтожен уникальный технопарк, который включал в себя высокотехнологичные производства.  Порядка 700 сотрудников остались без работы.

Информация о предприятиях  Росатома в силу своей закрытости и секретности поступает очень дозированная, но всегда позитивная.  Зачем портить настроение обывателю?   Кстати, согласно последнему опросу, проведенному в городе,  74% жителей не знают, что в центре Подольска расположен ядерный объект.

Мне никогда не приходилось слушать, чтобы ведомственные  начальники говорили о проблемах  до аварии.  Только после катастроф  на ГЭС, падений самолетов, затопления города выясняется, что не учтено было то, не сделано было се.  Здесь недотянули, там забыли.  В общем, как всегда. После драки машем кулаками.

В нашем случае суд -  еще и та инстанция, которая «тайное делает явным».  И это «явное»  подкрепляется   изрядным количеством документов. Если бы не было судебного иска, жители Подольска, вряд ли когда-нибудь узнали, насколько эффективны меры радиационной безопасности в городе.

Гарантией защиты населения от радиации должно  быть  наличие  санитарно-защитной зоны ядерного объекта, ведение постоянного мониторинга за уровнем радиации с последующей публикацией результатов и отсутствие радиоактивных отходов.

Радиоактивные  отходы -  это все наследие времен СССР. Поэтому в законе «Об обращении с радиоактивными отходами и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» четко и однозначно сказано, что все радиоактивные отходы, образовавшиеся до вступления закона в силу (июль 2011 года) находятся  исключительно   в федеральной собственности.

Именно этим  положением закона руководствовался подольский городской суд, который отказал в той части иска, касающегося того, кто должен заниматься дезактивацией. Ответ  суда однозначный – государство.

Но областной суд  отменил постановление городского суда, и возложил на частного собственника проведение  дезактивации.  У нас суд всегда прав.  Но суд не учитывает одной детали (дьявол кроется в деталях), которая может стать миной замедленного действия. Ни при каких обстоятельствах опытный завод не сможет провести дезактивацию. У него банально нет  на это денег. В результате вынужденного годового простоя завод на грани банкротства.  А по самым скромным расчетам дезактивация  может стоить несколько десятков миллионов рублей. В итоге государство все равно должно будет провести дезактивацию.  Как делает оно  сегодня  практически рядом,  на ОАО "Подольский завод цветных металлов" .  На вывоз радиоактивных отходов с территории  завода выделено порядка 80 млн рублей.  Дело даже не в двойных стандартах. Одним дадим, другим нет.  Скупой все равно платит дважды. А это еще время и время. Месяц за месяцем, год за годом.  Рядом живут ничего не подозревающие люди.

Имеется ряд  правительственных документов, в которых недвусмысленно говорится, что исследовательская работа только одно из направлений НИИ НПО «ЛУЧ». Так постановлением правительства от 2012 года   НИИ НПО «ЛУЧ» включен в «ПЕРЕЧЕНЬ ОБЪЕКТОВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ, В ОТНОШЕНИИ КОТОРЫХ ВВОДИТСЯ РЕЖИМ ПОСТОЯННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО НАДЗОРА». В  пункте 41 записано, что на предприятии имеются «ядерные установки, пункты хранения ядерных материалов, хранилища радиоактивных отходов».  Но есть еще радиоактивные отходы со времен СССР, из-за которых собственно и идет судебный спор. Кто должен, не должен заниматься дезактивацией. Это даже не проблема, а проблемища. Умеем доводить ситуацию до тупика.

Согласно экспертному заключению ГУП Мос НПО «Радон», представленному в суд,  площадь радиоактивного загрязнения составляет порядка 600 квадратных метров. Наибольшую опасность представляет тот самый  корпус № 5. «Выявленное радиоактивное загрязнения является опасным  для жизни и здоровья человека и для окружающей среды»…

И дальше эксперты из «Радона» предупреждают: «Существует потенциальная опасность возникновения  аварии на указанных объектах… Причиной аварии могут стать ураганные ветры, разрушение зданий под  воздействием  метеорологических факторов (дождь, снеговая нагрузка, сезонные перепады температур и т.д.). Радиационному заражению  может подвергнуться не только производственная, но и прилегающая территория города».

А с учетом того, что в последние годы в России постоянно что-то падает, взрывается, тонет, опасность становится не только потенциальной, но и осязаемо-реальной. Тем более, что «отдельные помещения корпуса находятся  в аварийном состоянии».

Возможный уровень радиационного заражения соответствует  1 категории опасности.

На заседании суда эксперт Ивлиев М.В. начальник московского научно-исследовательского  радиоэкологического центра так охарактеризовал сложившуюся ситуацию:

О корпусе № 5.  «Все четыре этажа загрязнены, частично.  Оставить в таком виде недопустимо.  …С  точки зрения населения вся территория опасна.  За зоной обследование не проводилось».

Другими словами, какой уровень радиации за зоной, известно одному Богу. Но и в санитарно-защитной зоне ситуация не такая благополучная, как рисует ее в своих отчетах НИИ НПО «ЛУЧ».  Своими отчетами  НИИ вводит в заблуждение и местные власти, и население. 

До сих пор остается непонятным, что является СЗЗ ядерного объекта. И это при том, что наличие зоны – одно из важнейших требований гарантии ядерной  безопасности. Новый проект  СЗЗ, в границах которой НИИ НПО «ЛУЧ» ведет наблюдение за уровнем радиации, не совсем законна. Согласовав проект зоны, в федеральных структурах, отвечающих за безопасность, руководство НИИ не сделало главного.  Как требует закон, проект санитарно-защитной зоны должен быть  утвержден городскими властями.  Глава города подтвердил, что проект  не утвержден  и высказал предположение, что действующей остается зона времен  СССР. В руководстве НИИ НПО «ЛУЧ» от комментариев отказались.

 Тот же эксперт Ивлиев  по поводу количества радиоактивных отходов на территории ядерного объекта в Подольске  сказал на суде шокирующую  вещь: «Я такого не видел нигде, кроме как в Чернобыле».

Нетрудно представить состояние местных жителей, когда они узнают, что живут  рядом со своим маленьким Чернобылем. К сожалению, им придется узнать еще немало неприятных вещей. Новый проект санитарно-защитной зоны, который не утвержден местными властями,  предполагает «расчетный размер СЗЗ равный 100 метров от границ предприятий во всех направлениях». Если границы выходят за пределы площадки, то городская администрация  обязана провести публичные слушания.  На слушаниях жители были бы неприятно удивлены информацией о том, что в санитарно-защитную зону попала железнодорожная станция Подольск, не говоря о более мелких общественных и промышленных объектах.

Трудно сказать, как долго практически в центре города будут находиться радиоактивные отходы?  Возможны только два варианта. Или власти, прежде всего, «Росатом» принимает незамедлительные меры по дезактивации, или ждем, когда «гром грянет».

Георгий ЯНС


Tags: война, демография
Subscribe

  • Мои твиты

    Вт, 16:01: Такие вы или не такие?... https://t.co/kUmYfcqBUP Вт, 22:13: Помни ☝️🤙🤏 https://t.co/vPYOjkwRYK

  • Помни ☝️🤙🤏

    МИНУТА СМЕХА ПОМНИ 1. Если заболел после 1-й дозы - не хватило 2-й 2. Если заболел после 2-й - это ещё не прошёл 21 день 3. Если заболел после 21…

  • Такие вы или не такие?...

    Три года назад я готова была отвакциниться несколькими штамамм позапрошлого гриппа, так мне была нужна работа.... а меня всё равно уволили.... стою…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments