lika_michailova (lika_michailova) wrote,
lika_michailova
lika_michailova

гестапо во время войны действовало также в рамках закона того времени.

Только что в передаче "Человек и закон" был сюжет о менеджерах по продаже детей из Владимирской области. Н-да, вот так вот без кавычек. Но эти монстры живут и действуют и в Тверской области. И в других регионах нашей необъятной родины.

Суд с 15 перенесли на 18 января. Необходимовсем нам увидеть лица непосредственных исполнителей, тех кто пришли и забрали детей. портреты-фамилии-имена-отчества.
нужно знать "героев" в лицо.
нужно выставлять фотографии с Ф.И.О. отбирателей.
хотим сделать "доску почета".
Социально люди никак не защищены, нет работы, в страну нагнали тучи рабов-азиатов. И понастроили прекрасные дет.дома! Ну, разве не фашисты? Почитайте насколько уверены в своих безнаказанных действиях эти женщины из органов опеки!!! Какое мощное у них видимо прикрытие!  Был такой фильм "Стена". В этом отчете тоже много раз говорят это слово. Вот чтобы разрушить эту стену: фотографии этих эсесовок в студию! 


Оригинал взят у annatubten в В Тверской области у семьи за бедность отобрали 4 маленьких детей. Произвол органов опеки!

помогиВот посмотрите, как органы плодят стране сирот, которых потом назовут "дети, оставшиеся без попечения родителей".

Они сами и лишают детей родительского попечения и с этими детьми потом делают что хотят: продают за границу, продают внутри страны (скоро будет интервью с человеком
из Тверской области, у которого выжимали взятку в 30 000 долларов за усыновление здорового ребенка), привлекают в качестве носителей органов для клиник трансплантологии (материал находится в разработке, собираются материалы и опять - Тверская область!). 

Почитайте, за что эти сволочи собираются лишить родительских прав обычную деревенскую семью, каких в России - тысячи, десятки, сотни тысяч!

Мы решили действовать вместе, чтобы спасти детей от извергов. Как иначе?

Новогодний подарок семье Зайцевых от опеки Старицкого района

Органы опеки и попечительства, в понимании простого обывателя, – это те, кто
призван помогать и защищать и потому имеют почти беспредельный лимит доверия
и власти. Сельские жители, забитые во времена советской власти и
многократно обманутые в постсоветский период, окончательно дезориентированы.
Да и сами работники этой структуры, давно поняв свою безнаказанность, привыкли действовать своевольно, не затрудняя себя даже в изучении законодательства и правильного оформления документов.


Иначе как объяснить выписанный акт осмотра органами опеки и попечительства в отношении семьи Зайцевых, проживающей в Старицком районе Тверской области, где указано: «температура 30 градусов на улице», что явилось основанием изъятия всех их четверых детей. Вероятно, для органов опеки 30 градусов на улице достаточное основание, чтобы у любой семьи забрать детей, а может быть, органы опеки заранее ехали с этой целью, а оформляли документы «спустя рукава». Последнее подтверждает запись о том, что в доме холодно, иногда протапливается печь, а дети находятся в легкой одежде. Спрашивается, как же могли в холодном доме дети находиться в легкой одежде? Далее в акте указывается об отсутствии игрушек, неприятном запахе, грудах грязной одежды, минимальном наборе продуктов.

Впоследствии, усомнившись в выводах комиссии в составе Т.П. Селивановой, Е.Р. Борисовой, Н. О. Алексеевой, мы выехали на место в составе представителей четырех общественных организаций: ТГОО «За жизнь и защиту семейных ценностей», Тверское отделение «Народный собор», «Тверское казачество» и «Союз православных педагогов» и обнаружили подтверждение нашим сомнениям. На полу действительно валялись вещи, но не груда, включая, кстати, игрушки, не обнаруженные опекой. На кухне под табуреткой лежала, действительно, кучка грязного белья, однако тут же напротив печи на веревках висели чистые постиранные детские вещи, опять же не замеченные опекой, а в коридоре стояла ванночка с темной водой, в которой, вероятно, это белье и стиралось – видимо, мать собиралась ее вылить, но не успела.

Как-то странно получается – исходя из описания опеки, дети грязные и вокруг антисанитария, а мать при этом стирает белье и вешает его не где-нибудь, а около «холодной» печи и при этом дети легко одеты. А если уж совсем откровенно, то, дорогие женщины, не дай Бог вам оказаться в таком доме с четырьмя детьми без стиральной машины автомат, горячей воды и холодной в колодце, полоскать белье на 30 градусном морозе и ждать мужа, который ушел на заработки. Скажете – «сами виноваты, нечего плодить нищету»? Тогда загляните в глаза этих детей, которые сейчас находятся в реабилитационном центре, когда они обнимают своего самого любимого на свете папу и все вместе плачут!

А история эта началась с того момента, когда Алексей Зайцев, сидя со мной в машине, сказал, что у него опека в течение часа заберет всех детей. Ехать в Старицкий район было бесполезно – все равно бы не успели. Первое, что пришло на ум – надо прятать детей. Однако оказалось, что все знакомые односельчане были на работе в Старице, а куда-то ехать с малолетними детьми в такой мороз было небезопасно. «Тогда, хотя бы не открывайте дверь до нашего приезда» – сказал я, но запуганная мать не смогла этого сделать. Когда тройка женщин выполняла свою «работу», мне удалось пообщаться по телефону с одной из них. В телефоне услышал очень приятный и довольный голос. Я представился, спросил о причинах изъятия детей. Мне все подробно, мило пояснили.

Однако, когда я стал уточнять подробности, голос стал постепенно меняться не в лучшую сторону. Мне так и не смогли ответить на вопросы: «Замерялся ли температурный режим в доме в течение дня? Делались ли предупреждения об обязательном наличии продуктов в доме? А главное, с кем я имею честь беседовать по телефону?» Последний вопрос настолько шокировал мою собеседницу, что та бросила трубку и больше к ней не подходила. Мои уговоры, что мы приедем в течение полутора часов, купим продукты, протопим печь и наведем полный порядок, были вообще не услышаны. Столкнувшись, что называется, вживую с карательной системой органов опеки и попечительства, я находился в серьезном расстройстве нервной системы.

25 декабря (раньше приехать из-за выходных и организационных сборов мы не смогли) в таком же состоянии находилась руководитель соцзащиты Старицкого района Соколова Л.Б., начальница опеки отсутствовала в данный момент. Представители трех вышеперечисленных общественных организаций в составе девяти человек вошли в кабинет Соколовой Л.Б. и заняли все имеющиеся места. К приему такой делегации Соколова была явно не готова.

Посыпались вопросы как из рога изобилия. На что явно растерянная начальница отвечала кратко, но емко – «мы действуем в рамках закона», «жизни и здоровью детей угрожает опасность». Приходит на ум аналогия, что гестапо во время войны действовало также в рамках закона того времени. Даже тот факт, что администрация сельского поселения своим решением предупредила семью до 25 декабря исправить ситуацию, а 21 декабря детей забрали, не возымел никакого действия. «Отдайте детей, сегодня 25 декабря, мы еще можем исправить ситуацию!» – говорили все в один голос. Глухая стена.

Помочь семье Соколова не собиралась, потому что в рамках того же закона не могла. А вот в рамках инструкции она обязана была забрать детей и в течение семи дней подать на лишение родительских прав в суд, и на ход ее действий не влияют никакие, возможно изменившиеся, за это время обстоятельства.

Машина уничтожения семьи закрутилась.

Но больше всего нас, мягко говоря, удивило заявление, что детей она отдаст только по решению суда. «Как, забрать по собственному постановлению Вы можете, а вернуть, только в суде?» – переспросили мы. – «Это ваша официальная позиция?» И получили твердый ответ: «ДА».

Что только нами не предлагалось в этот день для спасения семьи Зайцевых: и купить дрова и продукты, и отремонтировать печь, мы даже готовы были снять на время квартиру со всеми удобствами в Старице! Бесполезно. Железная машина по разрушению семьи не отпускала добычу из своих лап.

Выбившись из сил, мы сделали вывод, что единственным объяснением такой беззаконной и непримиримой позиции является то, что, возможно, детей уже «продали». После нашего обращения в прокуратуру Старицкого района нам пояснили, что детей в связи с изменившимися обстоятельствами вернуть в семью вполне возможно. Председатель суда Старицкого района также согласился с этим выводом. Так что получается, что в современной России, где везде говорится о правах человека, об укреплении традиционной семьи, президент в своем послании уделяет особое внимание повышению рождаемости, а губернатор с правительством Тверской области говорят о взаимодействии общественных организаций и чиновников, на вполне законных основаниях работают и выполняют свое черное и беззаконное дело органы опеки и попечительства Старицкого района.

Впрочем, как оказалось впоследствии, органы опеки Торжокского района действуют еще более нагло и вызывающе.

История эта нашла свое продолжение, когда, благодаря общественности, некоторым депутатам и политическим партиям, Соколова Л.Б. все-таки изменила свою непримиримую позицию, и нам удалось договориться о рассмотрении вопроса о возврате детей в жилое помещение с подходящими жилищными условиями.

Напоминаю, что речь идет о новогодних и Рождественских праздниках, которые для каждой семьи являются особенно волнительными и долгожданными. 28 декабря – предпоследний рабочий день. Наша мобильная группа находит подходящий дом недалеко от деревни Кузнецовка в поселке Высокое. Снимает его. Соколова Л.Б., судя по настрою, уже готова вернуть детей, только вот комиссия должна выехать теперь уже Торжокского района.

29 декабря – последний рабочий день – печь натоплена, в доме жарко, продуктов море, на столе торт, в доме порядок. Волнуются все. Звонок от Алексея, унылый голос – опеку это не устраивает.

Прошу передать трубку теперь уже опеке Торжокского района. Сначала со мной вообще не хотели разговаривать. Потом все-таки нехотя согласились. Спрашиваю: «Что именно не устраивает?». Грубый голос мне ответил: «Проводка плохая, дом непременно в Новый год сгорит». – «Вы что, электрик?» – удивляюсь я. – «Да сейчас приглашу электриков и все провода вам здесь пообрезают».

Я начал объяснять про Новый год, про плачущих детей, про семью разрушенную, про нас, которые все делают для возврата детей. Стена. В конце я задал тот же вопрос, что и прежней опеке: «Представьтесь?» И в ответ получил ту же самую брошенную трубку.

Секретный отдел КГБ, да и только. Слезы на глаза наворачиваются, видя такое равнодушие у тех, кто по своему положению должен выполнять функции милосердия и добродетели. Впоследствии та же опека Торжокского района позвонила в администрацию сельского поселения и «добродушно» сообщила, что к вам хочет приехать семья алкоголиков, а собственнику жилья сообщила, что «в предыдущей деревни они один дом сожгли и Ваш сожгут». Не правда ли «заботливые» и «неравнодушные» люди работают в органах опеки? Можно себе представить, что написала в своем заключении эта «милая тройка»!

31 декабря мы навещаем реабилитационный центр города Старицы, где находятся двое детей из семьи Зайцевых. Если кому захочется, советую полюбопытствовать и съездить в это место.

Не только Старица, я думаю, любой районный центр гордился бы таким детским учреждением. Лично на меня он произвел огромное впечатление, особенно после осмотра тех условий, в которых дети находились у себя дома. Я даже подумал, может, и неплохо, что их вырвали из нищеты и поместили сюда. Но с первых же минут встречи отца с сыновьями я убедился, что никакой золотой дворец не заменит простого отцовского объятия.

Плакали и дети, и отец. И это при том, что он каждый день навещал своих детей, за исключением того дня, когда опека позвонила в центр и его не пустили из-за отсутствия в свидетельстве о рождении данных об отце. «Только через суд!» – очередной обман опеки звучал как приговор.

Слава Богу, не всех можно так просто «поставить к стенке». На следующий день документы с фамилией отца в свидетельстве о рождении оказались пропуском в это учреждение. Глядя на этот роскошный дом для отнятых детей, невольно думаешь: как мало для семейного счастья нужно семье Зайцевых, и как много государство тратит средств, которые могли бы помочь тысячам таких семей.

15 января 2013 года по адресу Тверская область, г.Старица должно состояться предварительное судебное заседание о лишении родительских прав отца и матери. Оно пройдет не потому, что работники опеки Старицкого района считают, что мать и отец недостойны своих детей.

Сейчас уже понятно, что они настоящие родители, которые, несмотря на ложь и предательство государства в лице органов опеки и попечительства, отстаивают свое право на собственных детей. Просто так написано в инструкции органов опеки. Мы призываем всех неравнодушных людей заявить свое несогласие с таким положением дел и, по возможности, приехать на суд, чтобы поддержать семью Зайцевых. И написать письма, примерный текст которых приводим ниже.

Председатель ТГОО «За жизнь и защиту семейных ценностей»

Член экспертного совета при комитете ГД по вопросам семьи, женщин и детей.

Акимкин Владимир Александрович 89036948158

Тверское Казачье Братство
Ковалев Дмитрий Анатольевич 
т.898040253749

Движение «Народный Собор»
Капышев Иван Олегович
т.890412500595401

«Союз Православных педагогов»

Мамонов Дмитрий Иванович

89607014415

Tags: выживание, демография, сволочи, ювенальщина
Subscribe

  • Реальность или мираж...

    "Впереди нас ждет не Царство Божие, а тотальный мираж, который не отличить от реальности, потому что разум утратит само понятие о…

  • Ройте рвы для дождя

    Здесь очень интересный эксперимент с цыпленком и железным болваном-роботом МАМОЙ! И с 34-й минуты рассказ о смотре строя и песни в СССР на фоне…

  • Живи без морока.

    Да. То так. Нас ошельмовали этими установками: "Воспитывай себя, а не детей". "Прощай, будь выше". И прочим мусором, который мешает жить…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments