lika_michailova (lika_michailova) wrote,
lika_michailova
lika_michailova

Расцвет черного рынка донорских органов в Европе

То есть бизнес, просто бизнес и ничего кроме бизнеса. И все разговоры и агрессивная пропаганда о несчастных умирающих больных, которых могут спасти только органы других трагически погибших, обыкновенный трындешь негодяев-торгашей, но никак не людей, давших клятву Гиппократа.


Пациенты, согласившиеся на трансплантацию, не имеют права передумать

Белград — Павле Мирков и его жена Даниэлла каждые 15 минут нервно проверяют свою электронную почту в ожидании финансового спасения для своей семьи: один из покупателей готов заплатить почти 40 тысяч долларов за одну из их почек.

Супружеская пара – родители двоих подростков – выставили свои внутренние органы на продажу на специализированном сайте полгода назад, после того как 50-летний г-н Мирков потерял работу на мясокомбинате. По его словам, другую работу он найти не смог, что довело его до отчаяния. Его отец недавно скончался, и г-н Мирков не смог даже установить надгробную плиту на его могиле. У них уже отключили телефон. Семья может позволить себе лишь хлеб и колбасу раз в день.

«Когда нужно кормить свою семью, продажа почки перестает казаться такой уж жертвой», - говорит г-н Мирков.

Эксперты утверждают, что, столкнувшись с нищетой, некоторые жители Европы готовы продать свои почки, легкие, костный мозг и роговицу. Это явление пока довольно новое для Сербии – государства, сильно пострадавшего в результате войны, а в настоящее время пытающегося преодолеть финансовый кризис, охвативший весь континент. Распространение незаконной торговли человеческими органами в Европе, где она сейчас набирает темп, стало возможным благодаря интернету из-за повсеместной нехватки органов для трансплантации и, в некоторых случаях, беспринципных дельцов, готовых наживаться на несчастьях людей, оказавшихся в нищенском положении.

В Испании, Италии, Греции и России объявления о продаже органов, а также волос, спермы и грудного молока, перекочевали в интернет – например, цена на легкие может доходить до 250 тысяч долларов. По словам представителей правоохранительных органов Евросоюза, в конце мая 2012 года израильская полиция задержала 10 членов международной преступной организации, подозреваемых в торговле органами в Европе. Ее жертвами стали доведенные до нищеты граждане Молдавии, Казахстана, России, Украины и Белоруссии.

«Торговля донорскими органами сейчас переживает период роста, - заявил прокурор Евросоюза Джонатан Рэтел (Jonathan Ratel), который вел дело против семи человек, обвиняемых в том, что они склоняли граждан Турции и бывших коммунистических стран продавать почки, обещая платить за них до 20 тысяч долларов и не выполняя своих обещаний. - Организованные преступные группы наживаются на горе людей с обеих сторон цепочки – на людях, страдающих от хронической нищеты, и на отчаявшихся богатых пациентах, готовых пойти на все ради спасения своей жизни».

Чаще всего донорские органы поставляются из Китая, Индии, Бразилии и Филиппин. Однако, по словам экспертов, европейцы сейчас становятся все более уязвимыми в этом вопросе.

Примерно 150-200 тысяч почек ежегодно незаконно продается на мировом черном рынке, по данным организации Organs Watch, правозащитной группы из Беркли, штата Калифорния, занимающейся вопросами незаконной торговли органами. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, только 10% потребности в органах для трансплантации удовлетворяется.

Нэнси Шепер-Хьюз (Nancy Scheper-Hughes), директор организации Organs Watch и профессор медицинской антропологии Калифорнийского университета в Беркли, утверждает, что попытка оказавшихся в нищенском положении европейцев продавать органы перекликается с подобными тенденциями в период после развала Советского Союза, когда хроническая безработица породила целое поколение людей, готовых продавать свои органы.

Торговля донорскими органами в Сербии незаконна и карается тюремным наказанием сроком до 10 лет. Однако это не останавливает жителей Должеваца, города с населением 19 тысяч человек на юге Сербии, власти которого отказали людям зарегистрировать местное агентство по продаже органов и крови за рубеж.

Виолетта Кавац, домохозяйка, выступающая в защиту подобной сети, утверждает, что уровень безработицы в Должеваце составляет 50% и что более 3 тысяч человек выразили свое желание участвовать в проекте. По ее словам, лишенные законных каналов продажи органов, жители города, тем не менее, пытаются их продать в соседние Болгарию и Косово.

«Я продам почку, печень и сделаю все, чтобы выжить», - добавила она.

Склонившись над своим компьютером в Ковине, в 25 милях от Белграда, г-н Мирков демонстрирует репортеру свое объявление о продаже почки, в котором указаны его группа крови и телефон.

«Хочу продать почку. Группа крови А, - говорится в объявлении. - Я нахожусь в тяжелой финансовой ситуации. Я потерял работу, и мне нужны деньги, чтобы оплачивать школу для моих детей».

Г-н Мирков разместил свое объявление полгода назад, и с тех пор каждый день он переживает надежду и разочарование. По его словам, какой-то человек из Маннхайма, Германия, однажды предложил ему полететь в Германию и оплатить ему все расходы. Но когда г-н Мирков попытался это сделать, тот человек просто исчез.

Женщина из Македонии предложила заплатить 24 тысячи долларов за почку его жены Даниэллы, но эта сумма была на 12 тысяч долларов ниже первоначальной цены продажи. У его жены 0 группа крови, и за это на черном рынке можно просить на 12 тысяч долларов больше, поскольку эта группа крови подходит большинству реципиентов.

Г-н Мирков говорит, что он не боится операции или юридического преследования. «Это мое тело, и я имею право делать с ним все, что захочу», - добавил он.

Власти Сербии утверждают, что страна не настолько бедна, чтобы ее граждане опускались до продажи органов, а представители полиции заявляют, что за последние 10 лет не было ни одного случая привлечения к ответственности за торговлю человеческими органами. По словам экспертов, которые занимаются изучением незаконной торговли органами, случаи уголовного преследования достаточно редки вследствие того, что операции по пересадке обычно проводятся в третьих странах, поэтому их очень трудно отследить.

Доктор Джоко Максиц, ведущий врач-нефролог, ответственный за программу трансплантации в Военно-медицинской академии в Белграде, сомневается, что в Сербии ведется незаконная торговля человеческими органами, добавляя, что каждый потенциальный донор тщательно обследуется больничным советом, в состав которого входят врачи, юристы и специалисты по врачебной этике.

Однако 52-летний Милован, бывший рабочий из деревни на юге Сербии, утверждает, что он «отдал» свою почку богатому местному политику, который взамен на это пообещал выплачивать ему денежное довольствие и оплачивать его лечение. Операцию по пересадке провели в государственной больнице в Белграде, и, как говорит Милован, они участвовали в ней по поддельным донорским картам, в которых было написано, что они братья.

Погрязший в долгах Милован, который отказался назвать свою фамилию, опасаясь жесткой критики со стороны своих соседей, пожаловался, что политик, получивший его почку, недавно перестал выплачивать ему содержание и что Милован так быстро потратил свое вознаграждение, что теперь вынужден торговать яйцами на местном рынке.

Оригинал публикации: Black Market for Body Parts Spreads Among the Poor in Europe

Опубликовано: 28/06/2012

87286_600

Записки Нэнси Шепер-Хьюз:

За сценой торговли органами

"Также проблематичны были и скрытые методы, которыми мне приходилось пользоваться, чтобы получить доступ к информации о секретной и преступной деятельности (часто хорошо организованной). В некоторых местах я прикидывалась пациентом (или родственником пациента), желающим купить или иным способом получить почку. Иногда я приходила в отделения трансплантологии и больничные палаты без предупреждения, прикидываясь (если кто-нибудь приставал с расспросами) заблудившимся другом или членом семьи, ищущим другую часть больницы. Иногда я довольно честно представлялась сотрудникам отделений трансплантологии и медсестрам как «Доктор Шепер-Хьюз, проводящая международное исследование трансплантологии», не уточняя какой именно «доктор».14
Путешествуя инкогнито, как я делала, когда расследовала обвинения в незаконном сборе органов и тканей в Монтес де Ока, аргентинском приюте для имеющих тяжелые умственные отклонения, у меня был только Лауд Хампфрис (1975) и его получившее награды, но спорное с этической точки зрения, исследование обезличенного секса в общественных ванных в качестве шаткого ориентира. Эвринг Гоффман однажды притворялся умственно отсталым пациентом для своего исследования в Психиатрической Клинике Святой Екатерины в г. Вашингтон, но такие хитрости теперь недопустимы для исследователей в соответствии со строгим руководством комитетов по защите людей - объектов исследования.

Однако бывают моменты, когда стоит задаться вопросом, кого эти кодексы защищают.

Как я поняла, ни один из моих методов исследования не проходит по требованиям Комитета по защите прав людей-объектов исследования Калифорнийского Университета, в который я обращалась с заявлением о предоставлении исключительного разрешения для целей данного исследования, в котором я бы рассматривалась как репортер, расследующий права человека с теми же правами, что мои коллеги в Школе журналистики Беркли. В конечном счете разрешение предоставили. Как иначе чем в маскировке я могу узнать о скрытых страданиях невидимых, молчаливых, помещенных в лечебницы людей, таких как пациенты психиатрической лечебницы Монтес де Ока (см. Шодхари, 1992)? Какие еще методы расследования существуют в таких извращенных условиях? Эти новые обязанности требовали не только определённой воинственности, но и постоянной саморефлексии и самокритичного переосмысления профессиональной этики, создания истины и защиты объектов исследования. Я столкнулась и с другими проблемами, некоторые из них более земные, но не менее важные. Исследование скрытого поведения, совершенно естественно, приводит к искажению данных. В моих работах по трафику органов, на сегодняшний день, делается упор на незаконной деятельности на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, где по ряду причин эта деятельность осуществляется более открыто. Я написала гораздо меньше о торговле человеческими органами в США, разных частях Южной Америки и Европы, где публичное отрицание, моральное осуждение и официальные запреты загоняют деятельность в подполье и существенно усложняют работу по сбору документов. В противоположность этому, в Иране спонсируется официальная правительственная программа, единственная в своем роде, которая регулирует продажу почек бедными богатым. Некоторые сдержанно хвалят ее (см. Аль-Хадер, 2002; Годс, 2002), другие критикуют (см. Заргуши, 2001). Похожие программы рассматривались на Филиппинах и в Израиле. В США более половины операций по трансплантации почек проводятся с использованием живых доноров, около 20 процентов из них независимые доноры, «альтруисты», утверждение (или условность) , которое многие центры трансплантации в США отказываются ставить под сомнение (см. Дельмонико и Шепер-Хьюз , 2002). В то же время многосторонние исследования (даже основанные на многочисленных повторных поездках) все же рискуют быть слишком распыленными, и требуют принесения в жертву обычного неспешного ритма традиционной этнографической работы. Мне приходилось ездить, наблюдать, отвечать, реагировать и писать быстрее, чем я привыкла. Один из многочисленных парадоксов, связанных с этим проектом, состоял в том, что он финансировался фондом Джорджа Сороса, накопленным посредством его собственной торговли на денежных рынках, которая дестабилизировала так много экономик, где торговля людьми и органами в настоящее время наиболее распространена, особенно в Восточной Европе и Юго-Восточной Азии. Другой парадокс – в том, что знания, полученные в этом трудном исследовании, трансформируются из слов в книгу, точно в такой же товар, как розовая здоровая почка, выхваченная у бедняка. Одним словом, как мне часто напоминали мои друзья из фавел Бразилии, «Нэнси, здесь нет невиновных». И сама антрополог меньше всех.
"

Tags: выживание, демография, здравоохранение, кто это?!!!, охота за головами, сволочи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments