Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Единство – только оно делает нас достаточно сильными, чтобы выжить.




МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС СТРОИТЕЛЕЙ БУДУЩЕГО

Основные идеи, которые делают человека – человеком, которые дают обществу выжить и право войти в грядущее:

Collapse )

Поэт о войне

"Война – это некая акция, благодаря коей люди, которые не знают друг друга, друг друга убивают ради славы и выгоды людей, которые знают друг друга и друг друга не убивают. (Поль Валери / ВОЙНА)...

"Вполне возможно, что ваши бравые морские пехотинцы искренне верят, что отстаивают справедливость и демократию. Промывание мозгов в странах, подобных вашей, производится мягко, медленно и незаметно. Оно началось сто лет назад, и постепенно укоренился именно такой образ мышления, он подготовил людей даже к вере в "оправданный геноцид" и "священной войны".

Поль Валери #поэт #эссеист. Он писал об искусстве, истории, литературе, музыке.

Collapse )

Прекрасная и далёкая

Сегодня маме исполнилось бы 75.
Она ушла три с половиной года назад.

А я была абсолютно уверена, что пока есть я и сестра, мама будет жить вечно.

Это было потрясение.

Она снится. Молодая, красивая, яркая жгучая брюнетка.

Я восхищалась и завидовала на её смоляные брови и ресницы, а она гордилась , что её дочь блондинка с пшеничными волосами.

За неделю до моего появления она прочитала книгу об итальянской партизанке Анжелике, которую растреляли фашисты. Жгучая Анжелика с черными вороного крыла волосами до пояса по описанию внешне была похожа на маму. Я нашла ту книгу и прочитала после тридцати.

Я похожа на отца, и, наверное, просто была постоянным раздражителем, напоминанием о том с кем не сложилось. Да еще и неласковая, вечно всё делающая наперекор.

Мы с ней могли годами не разговаривать. С сестрой они часами говорили каждый день, а мы не разговаривали даже, когда она приезжала в Москву. И теперь я горько жалею, что просто не задала ей тот или вот тот вопрос.

Она в прекрасном далеком мире. До нее не дозвониться, но она приходит в сны.... красивая и молодая.

В расцветающем саду человеку не до книг

.
Без любви нужна ли мне весна?
Без вина мне чаша не нужна.
Что без милой луг и зелень сада,
Аромат, прохлада, тишина?
Что без соловья любая роза?
Вянет, осыпается она.
Что мне ночь, и небо, и созвездья,
Если нет тебя, моя луна?
Если нет любви, куда годится
Самая достойная жена?

Collapse )

Нет любви, Хафиз, — и жизнь постыла,
И душа уныла и скудна.

3
От напрасных страданий избавьте меня,
От смешных ожиданий избавьте меня.
От любовного бреда, от женских уловок,
От пустых обещаний избавьте меня.
От тоски по объятьям, желанным и лживым,
От ревнивых терзаний избавьте меня.
От неискренних ласк, от скупых поцелуев,
От холодных свиданий избавьте меня.
От несбывшихся снов разбудите Хафиза —
От бессонных желаний избавьте меня!

4
Как рассказать о том, чего хочу?
Быть возле сердца твоего хочу.
Молить об исполнении желаний
Тебя, живое божество, хочу.
Глаз не смыкая, праздновать с тобою
Ночь нашу, наше торжество хочу.
Жемчужное зерно сверлить блаженно
Всю ночь, со дна добыв его, хочу.
Тебя одну, желанную награду,
Отраду сердца моего хочу.
С любимых ног хочу снимать пылинки
Губами — только и всего хочу.
Чтоб милую мою заворожило
Стихов Хафиза волшебство хочу!

5
Налей полнее — вновь пустеет пиала.
Легка была любовь, а стала тяжела.
Вдохнуть бы аромат благоуханных кос —
От запаха волос душа бы ожила.
Я мог бы жить один, шутя и без забот,
Но милая зовет, желанна и светла.
Молиться бы, а я наполнил пиалу,
Всевышнего молю: спаси меня от зла.
Что знает о любви отшельник и мудрец?
Во глубине сердец — сумятица и мгла.
Любовь меня взяла в неволю с давних пор,
На горе и позор до гроба обрекла.
Не жалуйся, Хафиз!
Любимой верен будь.
Ничтожное забудь!
Высокому — хвала!

6
Мои стихи, мою мольбу кто отнесет любимой?
Будь милосердной, доброй будь, не будь неумолимой.
Ты, нежная, светлей луны, и люди ошеломлены
Лицом волшебной белизны, красой неодолимой.
.....

В расцветающем саду человеку не до книг,
Если рядом и цветник, и журчащая вода.
Не пошевельну рукой ради роскоши земной.
Не жалею, что со мной — неудача и нужда.
Мне уж, видно, никогда не пообещает рок
Жизни легкой, без тревог и постылого труда.
Но не сгину, не согнусь я под бременем забот.
Слышу: милая зовет, лунолика, молода.
Проповедники! Смешон к воздержанию призыв.
Я блаженствую, вкусив от запретного плода.
Я тоскую, слезы лью, умираю, но люблю!
Я удачу не ловлю, ибо мне она чужда.
Виночерпий, не зевай, чашу мне передавай!
С нею дружба — это рай, и немыслима вражда.
Пей, Хафиз! Люби, Хафиз!
Пусть обидится аскет.
Для беспутного запрет — ненадежная узда!

100
Как я любил и тосковал — забудь.
Тебе я душу открывал — забудь.
О том, как я тебя искал и находил,
И к милосердию взывал — забудь.
Как воспевал твои уста, как от одной
Твоей улыбки оживал — забудь.
Что говорила мне в ответ, лицо закрыв,
Как убивала наповал — забудь.
Как отвечала: «никогда!» на все мольбы,
А я на милость уповал — забудь.
Что я бездомен и убог, и одинок,
И что не ждет меня привал — забудь.
Как жил, как сердце отдавал тебе Хафиз,
Как изнывал и горевал — забудь…

Шамсиддин Мухаммад #Хафиз Ширази;  1325—1389/1390— персидский #поэт и суфийский #шейх, один из величайших #лириков мировой литературы #любовь #любовная_лирика_Востока #счастье_жить


Весна.

Солнце греет уже горячо-горячо

Солнце греет уже горячо-горячо,
Миновали туман и ненастье…
То еще не весна и не счастье еще,
То — предчувствие счастья…
Распахнуть бы окно, заглянуть бы вперед — Вдаль, где небо зарею алеет,
Где подснежник, как робкая греза цветет,
И пушистая верба белеет…
Но душа все чего-то боится и ждет,
И рвануться к рассвету не смеет!..

Автор Галина (фамилию не нашла).

Мои твиты

Дигитал.


"Лет десять назад, как сейчас принято выражаться — в прошлом веке, этот роман, с местом действия — Россия, вряд ли мог быть бы написан. И не только потому, что лично меня тогда волновали совершенно другие проблемы и были интересны совсем иные темы. Просто время серьезного анализа проблем виртуальной реальности и цифровых технологий тогда еще не пришло.

Персональные компьютеры, если кто еще помнит, в те времена были предметом спекуляции, и не более того. Их ввозили вагонами и вагонами же перепродавали. Они были предметом престижа, как подержанная иномарка, костюм от Версаче и мобильный телефон. Мало кто из тех, кто их мог себе позволить купить в личное пользование персональный компьютер, полностью отдавал себе отчет: а зачем, собственно говоря, он нужен. А Интернет существовал для нас, как каналы на Марсе. Где-то далеко и под большим вопросом.

За какие-то десять лет все изменилось. Выросло новое поколение, не представляющее себя без компьютера и мобильного телефона. И при этом еще живы те, кто помнит первые ламповые телевизоры с водяной линзой и репродукторы-тарелки на стене.

Новые технологии изменили мир, но они же круто изменили и человеческое сознание.


Collapse )

Работая над романом, я использовал подлинные факты из достоверных источников, по мере необходимости перемешивая их с собственными версиями и фантазиями. Доля вымысла не превышает необходимую для создания качественного «фантастического» чтива, но позволяет с полным основанием заявить, что любые совпадения с реально существующими организациями и лицами случайны и непреднамеренны. Впрочем, о степени достоверности и вероятности описанных событий судить Вам, уважаемый читатель.
Итак, добро пожаловать в виртуальную реальность и реальный ад!"

Так начинает свой роман "Дигитал" (2005) Олег Маркеев.

—------------------------------------------------

Я думаю о новом поколение. О том, что они сильно отличаются от нас. Я люблю и с удовольствием пользуюсь ЦИФРОЙ. Но я помню тот мир, в котором на улицах не было ни одной видеокамеры, а дети спокойно ходили в школу, магазины и везде в принципе одни... Я преподавала ч/б фотографию, я предпочитаю "бумажные" книги, хотя с удовольствием пользуюсь электронной, зная, что практически любую книгу смогу скачать из сети. И так далее и такое прочее и так далее.

Но я четко понимаю, что такое виртуальный ад.

Как-то, в раннем детстве...

"Мое природное упрямство, в известной мере, оказало и дурное, и хорошее влияние на мою артистическую жизнь. Вот почему я на нем останавливаюсь. Мне пришлось много бороться с ним. От этой борьбы во мне уцелели живые воспоминания.

Как-то, в раннем детстве, во время утреннего чая, я шалил, а отец сделал мне замечание. На это я ему ответил грубостью, без злобы, не подумав. Отец высмеял меня. Не найдя, что ему ответить, я сконфузился и рассердился на себя. Чтобы скрыть смущение и показать, что я не боюсь отца, я произнес бессмысленную угрозу. Сам не знаю, как она сорвалась у меня с языка:
"А я тебя к тете Вере не пущу..."

"Глупо! — сказал отец. — Как же ты можешь меня не пустить?"

Поняв, что я говорю глупость, и еще больше рассердясь на себя, я пришел в дурное состояние духа, заупрямился и сам не заметил, как повторил:
"А я тебя к тете Вере не пущу".

Отец пожал плечами и молчал. Это показалось мне обидным. Со мной не хотят говорить! Тогда — чем хуже, тем лучше!

"А я тебя к тете Вере не пущу! А я тебя к тете Вере не пущу!" — настойчиво и почти нахально твердил я одну и ту же фразу на разные лады и интонации.

Отец приказал мне замолчать, и именно поэтому я четко произнес:
"А я тебя к тете Вере не пущу!"
Отец продолжал читать газету. Но от меня не ускользнуло его внутреннее раздражение.

"А я тебя к тете Вере не пущу! А я тебя к тете Вере не пущу!" — назойливо, с тупым упрямством долбил я, не в силах сопротивляться злой силе, которая несла меня. Чувствуя свое бессилие перед ней, я стал ее бояться.
"А я тебя к тете Вере не пущу!" — опять сказал я после паузы и против своей воли, от себя не завися.

Collapse )

Мы на Земле живем или на Тормансе?!

"Машина запрограммирована соответственно нормам Торманса, она не в состоянии понять показатели, ушедшие за пределы высшего уровня, и неизбежно посчитала их за пределами низшего уровня. То же самое случилось бы и с тормансианином выдающихся способностей – закономерность капиталистического общества, ведущая к Стреле Аримана.

Collapse )

Михаил Чехов — Гамлет.


Живые чувства Гамлета. — Внутренняя наполненность и строгая правда.

"… При открытии занавеса Гамлет в свите короля уже сидел на сцене. Скромный черный костюм, желтовато-бледное лицо, длинные гладкие волосы, внимательно следящие за всем происходящим глаза.

Он слушал тронную речь короля, будто боялся пропустить не только слово, но малейшую интонацию. Внимательным взглядом провожал послов, потом Лаэрта, которому Клавдий разрешил вернуться во Францию.

Обращенный к нему вопрос Клавдия на секунду будто выбивал его из активной душевной деятельности. Его ответные реплики звучали сдержанно, скупо, бескрасочно. Он вынужден отвечать — этого требует вежливость. Но вежливость давалась ему с трудом. А от него ждали слов. Клавдию и Гертруде нужно, чтобы он смирился перед неизбежностью:

Ты знаешь, все живое умирает
И переходит в вечность от земли*.

Чехов — Гамлет соглашался: «Да, все умрет».

Но если так, то Гертруде не понятно, почему Гамлету все кажется так странно.


Collapse )