Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Единство – только оно делает нас достаточно сильными, чтобы выжить.




МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС СТРОИТЕЛЕЙ БУДУЩЕГО

Основные идеи, которые делают человека – человеком, которые дают обществу выжить и право войти в грядущее:

Collapse )

Мои твиты

Артист.

🌐"Говорят: сейчас другое время. Другой Бог. Другая нравственность. Другая Правда. Но в том-то и дело, что Другого Бога не бывает. И другой нравственности не бывает. И другой Правды. Все затоптать нельзя. Особенно в искусстве".

🌐 "Люди по натуре все добрые. Только одни хотят добра для себя, а другие для всех".

🌐"Всякую роль надо пережить как событие своей жизни, иначе — чепуха".

#артист #игра #кино #театр #мужчина #человек #искусство
#жизнь #счастье_жить

Суфле и суфлёр.

Суфле и суфлёр имеют мало общего между собой, но оба слова происходят от французского «souffle» (выдох, дуновение). Суфле названо так потому, что оно лёгкое и воздушное, а суфлёр — потому что он должен подсказывать актёрам очень тихо.

Самара! Приглашаю студентов и взрослых в театральную студию.

Творческая студия “ВРЕМЯ, ВПЕРЕД” приглашает студентов и взрослых на занятия.

• Сценическая речь (упражнения на дыхание и звучание, артикуляционная гимнастика и т.д.)

• Сценическое движение (упражнения снятие зажимов, память физических действия, умение построить колоритную и пластическую, но точную фразу жеста; умение понять и передать своё эмоциональное состояние через язык тела и т.д.

• Актёрское мастерство (управление эмоциями; искусство переживания и искусство представления и т.д.)

Вы научитесь легко без зубрежки запоминать огромные объемы текста, будете знать и уметь владеть своими эмоциями перед любой аудиторией.

Collapse )

Человека можно настроить точно скрипку!

Самарский Гарнизонный ДОМ ОФИЦЕРОВ
Самара, ул. Шостаковича 7
Комната № 20.

Вторник – четверг
13:00 – 15:00 – 15+
15:30 – 18:00 – 18+
18:30 – 20:00 – 40+
Воскресенье – индивидуальные занятия по записи.

Михайлова Анжелика Геннадьевна

Collapse )



Время - пульс свободной от политической суеты жизни. Время, вперед!

Как-то, в раннем детстве...

"Мое природное упрямство, в известной мере, оказало и дурное, и хорошее влияние на мою артистическую жизнь. Вот почему я на нем останавливаюсь. Мне пришлось много бороться с ним. От этой борьбы во мне уцелели живые воспоминания.

Как-то, в раннем детстве, во время утреннего чая, я шалил, а отец сделал мне замечание. На это я ему ответил грубостью, без злобы, не подумав. Отец высмеял меня. Не найдя, что ему ответить, я сконфузился и рассердился на себя. Чтобы скрыть смущение и показать, что я не боюсь отца, я произнес бессмысленную угрозу. Сам не знаю, как она сорвалась у меня с языка:
"А я тебя к тете Вере не пущу..."

"Глупо! — сказал отец. — Как же ты можешь меня не пустить?"

Поняв, что я говорю глупость, и еще больше рассердясь на себя, я пришел в дурное состояние духа, заупрямился и сам не заметил, как повторил:
"А я тебя к тете Вере не пущу".

Отец пожал плечами и молчал. Это показалось мне обидным. Со мной не хотят говорить! Тогда — чем хуже, тем лучше!

"А я тебя к тете Вере не пущу! А я тебя к тете Вере не пущу!" — настойчиво и почти нахально твердил я одну и ту же фразу на разные лады и интонации.

Отец приказал мне замолчать, и именно поэтому я четко произнес:
"А я тебя к тете Вере не пущу!"
Отец продолжал читать газету. Но от меня не ускользнуло его внутреннее раздражение.

"А я тебя к тете Вере не пущу! А я тебя к тете Вере не пущу!" — назойливо, с тупым упрямством долбил я, не в силах сопротивляться злой силе, которая несла меня. Чувствуя свое бессилие перед ней, я стал ее бояться.
"А я тебя к тете Вере не пущу!" — опять сказал я после паузы и против своей воли, от себя не завися.

Collapse )

Хмелев и Кнебель ставят пьесу Горького "Дети солнца".

"... интонации Хмелева врезаются в память на всю жизнь!



То, что мы одновременно оказались под могучим обаянием Горького, еще больше сблизило нас. В самый разгар репетиций «Последних» Хмелев позвонил и попросил разрешения прийти ко мне домой. Мы тогда еще редко бывали друг у друга, и я почувствовала, что он собирается говорить о чем-то серьезном…

Вспоминая тот вечер, я не могу удержаться от улыбки. Хмелеву в жизни был органически присущ какой-то элемент театра, интригующего представления. Это заставляло окружающих относиться к нему 322 выжидательно. «К чему бы это?» — так определяла В. С. Соколова разные формы хмелевского загадочного поведения. Ко мне он тогда приехал как бы «в крахмале». Мы пили чай, долго и очень официально разговаривали о театре, о живописи. Не выдержав, я наконец сказала:

— Николай Павлович, что это вы сидите будто жених, перед тем как предложение сделать?

Хмелев сразу преобразился:

— В том-то и дело, что предложение. Если вы откажетесь, имейте в виду, я вас возненавижу. Давайте вместе ставить у меня в студии «Детей солнца». Вы сейчас в Горьком. Я тоже чувствую в себе такие горьковские запасы, что мне хочется излить их на кого-нибудь. Я давно вам говорил, что мы должны работать вместе. Сейчас этот момент настал!

— А как же «Последние»? Как Ермоловская студия? Как МХАТ? Как студия Станиславского?

— Будем приспосабливаться к вам. Ведь это же студийная работа…

Хмелевскому «штурму и дрангу» нельзя было противостоять. Я, во всяком случае, не умела. Мой день был опять полностью «перепакован». В жизнь вошли Хмелевская студия и «Дети солнца».


Collapse )